::  ГлавнаяАрхив сайта — 2017 г.
>  Письмо ФНС от 28.12.16 N ГД-4-14/25209@

18.02.17

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО
от 28.12.16 N ГД-4-14/25209@


Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет "Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 4(2016)" (далее - Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

Действительный
государственный советник
Российской Федерации
3 класса
Д.Ю.ГРИГОРЕНКО

Приложение

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ
ОРГАНОВ N 4(2016)

1. По вопросу оспаривания решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

1.1. В связи с тем, что представленное в регистрирующий орган заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, по форме N Р13001 было составлено с нарушением пункта 5.3 Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, суды пришли к выводу о законности оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А55-30828/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением к Инспекции об отмене решения от 18.09.2015 N 29238А об отказе в государственной регистрации, оставленного без изменения решением Управления от 18.11.2015 N 13-27/28756, и обязании регистрирующего органа осуществить государственную регистрацию изменений, внесенных в Устав Общества в соответствии с заявлением о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица по форме N Р13001, и приложенными к нему документами.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 02.03.2016, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016, в удовлетворении заявленных требований обществу отказано.

Общество, не согласившись с принятыми судебными актами, обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просило обжалуемые судебные акты отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, которым заявление Общества удовлетворить.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 10.09.2015 представителем общества Л.А.А. в регистрирующий орган через МАУ г. о. Самара "МФЦ" представлен пакет документов для государственной регистрации в отношении Общества.

Обществом для государственной регистрации было представлено заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, по форме N Р13001, поданное согласно решению единственного участника от 09.09.2015 N 9 в связи с утверждением новой редакции устава общества и указанием в нем нового места нахождения общества. При этом в заявлении по форме N Р13001 на стр. 001 указана причина внесения изменений путем заполнения раздела 2 "Изменения вносятся в целях приведения устава общества с ограниченной ответственностью в соответствие с законодательством Российской Федерации".

18.09.2015 Инспекцией по результатам рассмотрения заявления было принято решение N 29238А об отказе в государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, связанных с приведением устава общества в соответствие с законодательством РФ, которое решением Управления от 18.11.2015 N 13-27/28756 оставлено без изменения, а жалоба Общества - без удовлетворения.

В соответствии с пунктом 4 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации.

Согласно пункту 5.3 Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, в разделе 2 заявления по форме N Р13001 "Изменения вносятся в целях приведения устава общества с ограниченной ответственностью в соответствие с законодательством Российской Федерации" в поле, состоящем из одного знакоместа, знак V проставляется в случае приведения устава общества с ограниченной ответственностью в соответствие с Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации".

На основании представленного обществом заявления по форме N Р13001, заполненного с указанием вышеназванного раздела 2, в ЕГРЮЛ вносится запись с формулировкой - Внесение изменений в сведения о юридическом лиц, содержащиеся в ЕГРЮЛ, связанных с приведением устава общества с ограниченной ответственностью в соответствие с Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Необходимым условием проведения государственной регистрации в соответствии с требованиями действующего законодательства является не только представление заявителем полного перечня документов, предусмотренного соответствующей главой Закона N 129-ФЗ, но и достоверность заявленной информации (положения статей 4, 17, 25 Закона N 129-ФЗ, статей 3, 13, 14 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации").

При этом в заявлении, представляемом для государственной регистрации, подтверждается, что изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, соответствуют установленным законодательством РФ требованиям, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах и в заявлении, достоверны и соблюден установленный Федеральным законом порядок принятия решения о внесении изменений в учредительные документы юридического лица

Однако, согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, в отношении общества 22.12.2010 уже была внесена запись за ГРН 2106318094749 "Внесение изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, связанных с приведением устава общества с ограниченной ответственностью в соответствие с Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" на основании документов, представленных для государственной регистрации заявителем Т.Е.А., соответственно, повторное внесение такого рода сведений в ЕГРЮЛ не требуется.

Довод заявителя о том, что наличие в заявлении сведений, ранее внесенных в государственный реестр, не является основанием для отказа в государственной регистрации изменений в учредительные документы, судебная коллегия считает необоснованным, поскольку проставление одновременно в разделе 2 заявления знака "V" и отражение в листе "В" заявления сведений об адресе (месте нахождения), свидетельствует об оформлении заявления с нарушением установленных требований, что приравнивается к его отсутствию.

Таким образом, на заявителя возложена обязанность по соблюдению требований при заполнении документов, представляемых для государственной регистрации, в том числе Заявления по форме N Р13001, на основании которого вносятся изменения в сведения юридически лица, содержащиеся в ЕГРЮЛ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия кассационной инстанции соглашается с выводом судов нижестоящих инстанций о правомерности отказа регистрирующего органа в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, ввиду чего оснований для признания его незаконным и удовлетворения заявления Общества не находит.

1.2. При рассмотрении спора о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица суды указали, что в силу установленного пунктом 6 статьи 17 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" порядка государственной регистрации изменений адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, заявитель должен был надлежаще заполнить заявление по установленной форме N Р14001, а именно в листе Б заполнить только пункты 1 - 5, а также представить документы, подтверждающие принятие решения об изменении нахождения юридического лица, и не ранее двадцати дней с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц указанных сведений заявитель должен был заявить о смене адреса и представить документы для государственной регистрации изменения адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица.

По делу N А57-9857/2016 общество обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции от 17.02.2016 N 1582А об отказе в государственной регистрации.

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 22.06.2016, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2016, в удовлетворении требований заявителя отказано.

Заявитель, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратился в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просил их отменить как несоответствующие нормам материального и процессуального права, фактическим обстоятельствам дела и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования в полном объеме.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены судебных актов.

Как следовало из материалов дела, 10.02.2016 Общество обратилось в регистрирующий орган с заявлением от 10.02.2016 N 1582А о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц, в связи со сменой адреса места нахождения юридического лица, представив следующие документы: заявление по форме N Р14001, в котором в листе Б были заполнены поля 1 - 7 и 9; протокол общего собрания участников юридического лица от 09.02.2016 N 3; договор аренды от 11.01.2016, свидетельство о государственной регистрации права серии 64 00 N 140694, доверенность серии 64 АА N 1662881.

По результатам рассмотрения указанного заявления и комплекта документов регистрирующим органом принято решение от 17.02.2016 N 1582А об отказе в государственной регистрации в соответствии с положениями пункта 6 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в редакции Федерального закона от 30.03.2015 N 67-ФЗ (далее - Закон о государственной регистрации).

В обоснование данного отказа регистрирующим органом указано на непредставление Обществом определенных Законом о государственной регистрации необходимых для государственной регистрации документов, в частности, надлежаще заполненного заявления по установленной форме N Р14001.

В силу статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации на территории Российской Федерации путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования). Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, уполномоченных выступать от имени юридического лица в силу закона, иного правового акта или учредительного документа, если иное не установлено законом о государственной регистрации юридических лиц.

В едином государственном реестре юридических лиц должен быть указан адрес юридического лица в пределах места нахождения юридического лица (пункт 3 статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункт "в" пункта 1 статьи 5 Закона о государственной регистрации).

Судебными инстанциями из материалов настоящего дела установлено, что согласно представленному заявлению (форма Р14001) Общество изменило место нахождения юридического лица с муниципального образования - город Саратов на муниципальное образование - город Балаково и изменило адрес юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица.

С 01.01.2016 установлен следующий порядок государственной регистрации изменений адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица: внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о том, что юридическим лицом принято решение об изменении места нахождения; внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица. При этом документы для государственной регистрации изменения адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, не могут быть представлены в регистрирующий орган до истечения двадцати дней с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о том, что юридическим лицом принято решение об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица.

Следовательно, в результате распространения на данные правоотношения с 01.01.2016 действия нового порядка государственной регистрации изменений адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, Общество должно было надлежаще заполнить заявление по установленной форме N Р14001, а именно в листе Б заполнить только пункты 1 - 5, а также представить документы, подтверждающие принятие решения об изменении нахождения юридического лица, и не ранее двадцати дней с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц указанных сведений заявитель должен был заявить о смене адреса и представить документы для государственной регистрации изменения адреса юридического лица.

Исследовав и оценив фактические обстоятельства, представленные в материалы дела доказательства в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), доводы и возражения сторон в их совокупности и взаимосвязи, судебные инстанции пришли к выводу, что Общество нарушило порядок, предусмотренный Законом о государственной регистрации.

Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая, что регистрирующий орган в соответствии со статьей 65 АПК РФ, частью 4 статьи 200 АПК РФ надлежащим образом исполнил процессуальную обязанность по доказыванию соответствия оспариваемого решения положениям действующего законодательства, основан на материалах дела и нормах права вывод судебных инстанций о законности решения налогового органа об отказе в государственной регистрации от 17.02.2016 N 1582А.

Ссылка заявителя кассационной жалобы, что регистрирующий орган самостоятельно должен был по заявлению Общества внести в единый государственный реестр юридических лиц только сведения о том, что юридическим лицом принято решение об изменении места нахождения, является ошибочным, поскольку Обществом подано заявление о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц сведения об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, частичное рассмотрение данного заявления противоречит волеизъявлению самого Общества.

1.3. Из смысла статьи 39 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" следует, что в обществе с ограниченной ответственностью, состоящем из одного участника, общие собрания участников общества не проводятся, а вопросы, относящиеся к компетенции общего собрания участников общества, решаются одним участником. Поскольку требование о нотариальном удостоверении, установленное подпунктом 3 пункта 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, относится к оформлению решения общего собрания участников общества, на решение единственного участника общества оно не распространяется.

По делу N А43-1613/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании незаконным решения Инспекции от 15.10.2015 N 3483А и о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о начале процедуры реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица.

Арбитражный суд Нижегородской области решением от 25.04.2016 заявленные требования удовлетворил; признал незаконным решение регистрирующего органа от 15.10.2015 N 3483А; обязал Инспекцию в порядке и сроки, предусмотренные действующим законодательством, устранить нарушения прав и законных интересов общества.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 03.08.2016 решение суда оставлено без изменения.

Инспекция не согласилась с принятыми судебными актами и обратилась в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следовало из материалов дела и установили суды, Общество 13.10.2015 обратилось в регистрирующий орган с уведомлением по форме Р12003 о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) сведений о начале процедуры реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица.

Регистрирующий орган, рассмотрев уведомление, вынес решение от 15.10.2015 N 3483А об отказе в государственной регистрации юридического лица в связи с непредставлением определенных документов, необходимых для государственной регистрации, в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, а именно: решение единственного участника ООО "Г." от 12.10.2015 N 1 не соответствует требованиям подпункта 3 пункта 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (отсутствует нотариальное удостоверение решения единственного участника указанного общества).

Как следует из пункта 3 статьи 181.2 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 6 статьи 37 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью оформляется протоколом в письменной форме.

Согласно подпункту 3 пункта 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации принятие общим собранием участников хозяйственного общества решения и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются в отношении общества с ограниченной ответственностью путем нотариального удостоверения, если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иным способом, не противоречащим закону) не предусмотрен уставом такого общества либо решением общего собрания участников общества, принятым участниками общества единогласно.

На основании пункта 2 статьи 7 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" общество может быть учреждено одним лицом, которое становится его единственным участником. Общество может впоследствии стать обществом с одним участником.

В статье 39 указанного Федерального закона в обществе, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно. При этом положения статей 34, 35, 36, 37, 38 и 43 указанного Федерального закона не применяются, за исключением положений, касающихся сроков проведения годового общего собрания участников общества.

Таким образом, из смысла данной нормы следует, что в обществе, состоящем из одного участника, общие собрания не проводятся, а вопросы, относящиеся к компетенции общего собрания, решаются одним участником. Поскольку требование о нотариальном удостоверении, установленное подпунктом 3 пункта 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, относится к оформлению решения общего собрания, на решение единственного участника оно не распространяется.

В соответствии с частью 1 статьи 13.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц или индивидуальных предпринимателей" юридическое лицо в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о его реорганизации обязано в письменной форме сообщить в регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации, в том числе о форме реорганизации, с приложением решения о реорганизации. В случае участия в реорганизации двух и более юридических лиц такое уведомление направляется юридическим лицом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным решением о реорганизации. На основании этого уведомления регистрирующий орган в срок не более трех рабочих дней вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо (юридические лица) находится (находятся) в процессе реорганизации.

Как следует из материалов дела и установили суды, в ООО "Г." имеется один участник - К.С.В.

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства в совокупности и взаимосвязи, суды обеих инстанций пришли к верному выводу, что требование регистрирующего органа о необходимости нотариального удостоверения решения единственного участника общества необоснованно.

С учетом изложенного суды правомерно удовлетворили требования Общества.

1.4. Несоответствие представленного в регистрирующий орган решения об учреждении общества с ограниченной ответственностью положениям пункта 2 статьи 66.2 Гражданского кодекса Российской Федерации позволило судам сделать вывод о правомерности оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А67-3017/2016 К.А.К. обратился в Арбитражный суд Томской области с заявлением к Инспекции об отмене решения от 11.02.2016 N 10702А об отказе в государственной регистрации.

Решением суда от 20.06.2016 в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, заявитель обратился в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда и решение инспекции от 11.02.2016 N 10702А отменить, обязать Инспекцию произвести государственную регистрацию общества с ограниченной ответственностью.

Суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Согласно статье 12 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ) при государственной регистрации создаваемого юридического лица в регистрирующий орган представляются, в том числе, подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что представленные учредительные документы (в случае, если юридическое лицо действует на основании устава, утвержденного его учредителями (участниками), или учредительного договора) соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям к учредительным документам юридического лица данной организационно-правовой формы, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах, иных представленных для государственной регистрации документах, заявлении о государственной регистрации, достоверны, что при создании юридического лица соблюден установленный для юридических лиц данной организационно-правовой формы порядок их учреждения, в том числе оплаты уставного капитала (уставного фонда, складочного капитала, паевых взносов) на момент государственной регистрации, и в установленных законом случаях согласованы с соответствующими государственными органами и (или) органами местного самоуправления вопросы создания юридического лица.

Перечень оснований для отказа в государственной регистрации установлен пунктом 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ, подпунктом "а" которого предусмотрено, что отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных Федеральным законом N 129-ФЗ необходимых для государственной регистрации документов.

Представление документов, оформленных не в соответствии с требованиями законодательства либо содержащих недостоверные сведения, означает непредставление в регистрирующий орган документов, необходимых для государственной регистрации, что в соответствии с подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ является основанием для отказа в государственной регистрации.

Из материалов дела следует, что, обращаясь в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации юридического лица при создании по форме N Р11001, заявителем представлено решение единственного учредителя общества с ограниченной ответственностью от 04.02.2016 N 1, согласно которому общество наделено уставным капиталом в виде имущества ноутбук Lenovo G550 стоимостью 10200 руб.

В данном случае в представленном решении единственного учредителя предусмотрено, что уставной капитал общества определен в размере 10200 руб. и оплачивается имуществом его учредителя.

С 01.09.2014 вступил в силу Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации".

Согласно статье 66.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) вкладом участника хозяйственного товарищества или общества в его имущество могут быть денежные средства, вещи, доли (акции) в уставных (складочных) капиталах других хозяйственных товариществ и обществ, государственные и муниципальные облигации.

Таким вкладом также могут быть подлежащие денежной оценке исключительные, иные интеллектуальные права и права по лицензионным договорам, если иное не установлено законом.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 66.2 ГК РФ (в редакции Федерального закона N 99-ФЗ) минимальный размер уставных капиталов хозяйственных обществ определяется законами о хозяйственных обществах. При оплате уставного капитала хозяйственного общества должны быть внесены денежные средства в сумме не ниже минимального размера уставного капитала (пункт 1 указанной статьи).

Денежная оценка неденежного вклада в уставный капитал хозяйственного общества должна быть проведена независимым оценщиком. Участники хозяйственного общества не вправе определять денежную оценку неденежного вклада в размере, превышающем сумму оценки, определенную независимым оценщиком.

Вместе с тем в Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственность" (далее - Федеральный закон N 14-ФЗ) соответствующие поправки в настоящее время не внесены.

До приведения названного закона в соответствие с новой редакцией ГК РФ, положения Федерального закона N 14-ФЗ применяются в части, не противоречащей ГК РФ в новой редакции (часть 4 статьи 3 Федерального закона N 99-ФЗ).

Следовательно, поскольку уставной капитал в сумме не ниже установленного законодательством минимального размера составляет 10 тыс. руб. для общества с ограниченной ответственностью, именно он должен быть внесен денежными средствами. Вклад в уставный капитал в имущественной форме может вноситься дополнительно к минимальному денежному вкладу.

Из представленных заявителем в налоговый орган документов следует, что уставный капитал оплачивается путем передачи имущества учредителя обществу, что противоречит пункту 2 статьи 66.2 ГК РФ, согласно которой при оплате уставного капитала хозяйственного общества должны быть внесены денежные средства в сумме не ниже минимального размера уставного капитала.

Таким образом, в решении единственного учредителя заявителя неверно определен порядок и способ образования уставного капитала (минимальный размер имущества общества).

Оценивая многочисленные доводы заявителя, апелляционный суд полагает, что они сводятся с тому, что в данном случае норма права, изложенная в пункте 2 статьи 3 ГК РФ применяться не должна, так как Федеральный закон N 14-ФЗ является нормой специальной, не противоречит ГК РФ, регламентирует правила деятельности ООО, в том числе порядок учреждения общества.

Суд апелляционной инстанции отклоняет данные доводы заявителя как основанные на ошибочном толковании норм права, при этом соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что в силу прямого действия закона в сфере гражданско-правового регулирования ГК РФ является актом высшей юридической силы и все специальные законы должны соответствовать ГК РФ. В случае коллизий между законами и нормами Гражданского кодекса Российской Федерации преимущество должно отдаваться нормам Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом апелляционный суд учитывает, что до настоящего времени соответствующие поправки в Федеральный закон N 14-ФЗ не внесены.

Внесение изменений в главу 4 ГК РФ преследовало своей целью совершенствование гражданского законодательства, включая защиту прав кредиторов, в том числе путем ужесточения требований к порядку формирования уставного капитала, который согласно пункту 1 статьи 14 Федерального закона N 14-ФЗ "определяет минимальный размер его имущества, гарантирующего интересы его кредиторов".

Таким образом, представленные для государственной регистрации документы не соответствуют положениям статьи 66.2 ГК РФ.

Проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва, оценив все имеющиеся доказательства по делу в их совокупности и взаимосвязи согласно требованиям статей 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что из представленных заявителем доказательств и иных материалов дела не усматривается несоответствия оспариваемого решения положениям Федерального закона N 129-ФЗ, правомерность вынесения решения об отказе в государственной регистрации юридического лица по тем основаниям, которые в нем изложены, подтверждена, нарушений прав и законных интересов заявителя не установлено.

1.5. Ввиду того, что представленные заявителем в подтверждение достоверности сведений ликвидационного баланса доказательства регистрирующим органом оспорены не были, суды признали незаконным решение об отказе в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А65-1914/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Межрайонной инспекции о признании незаконным решения от 28.09.2015 N 42079А об отказе в государственной регистрации, обязании устранить допущенные нарушения прав и законных интересов путем проведения государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 14.04.2016, оставленным без изменений постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2016, заявление удовлетворено, признано недействительным решение Межрайонной инспекции 28.09.2015 N 42079А об отказе в государственной регистрации, регистрирующему органу вменено в обязанность устранить допущенное нарушение прав и законных интересов общества.

Межрайонная инспекция обратилась с кассационной жалобой, в которой просила отменить вынесенные по делу судебные акты и принять новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, 21.04.2014 единственным участником общества принято решение N 2/14 о ликвидации Общества в связи с достижением цели его создания, ликвидатором назначен Т.П.Ю., и 08.05.2014 в единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) внесена запись ГРН 2141690373339 о нахождении Общества в стадии ликвидации согласно решению N 2/14 от 21.04.2014.

Сведения о ликвидации Общества опубликованы в журнале "Вестник государственной регистрации" N 21 (482) часть-1.

Единственным участником общества 14.07.2015 принято решение N 3/15 об утверждении промежуточного ликвидационного баланса, и 21.07.2015 в ЕГРЮЛ внесена запись ГРН 2151690746281 о составлении промежуточного ликвидационного баланса.

Единственным участником Общества 16.09.2015 принято решение N 5/15 об утверждении ликвидационного баланса общества.

Заявитель 21.09.2015 обратился в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией.

Межрайонная инспекция направила в адрес налогового органа сообщение о поступлении заявления Общества о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией с копией ликвидационного баланса общества.

Налоговый орган счел ликвидационный баланс Общества недостоверным, сообщив, что в нем по сравнению с данными бухгалтерского баланса за 2013 год отражены недостоверные сведения по кредиторской задолженности, заемным средствам, финансовым вложениям и нераспределенной прибыли, при этом отметив, что задолженности по платежам в бюджет общество не имеет.

Решением от 28.09.2015 N 42079А Межрайонной инспекции со ссылкой на подпункт "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) отказано в государственной регистрации в связи с непредставлением необходимых для государственной регистрации документов, а именно, ликвидационного баланса, поскольку согласно сведениям, представленным налоговым органом по месту учета юридического лица, представленный баланс не является ликвидационным балансом.

Согласно подпункту "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным законом и иными федеральными законами случаев представления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61, пунктом 2 статьи 62, пунктом 6 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо может быть ликвидировано по решению его участников, которые назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора), устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами, при этом ликвидационный баланс юридического лица должен составляться и утверждаться после завершения всех расчетов его с кредиторами.

В силу пункта 1 статьи 21 Закона N 129-ФЗ лицо, обратившееся в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации юридического лица в связи с ликвидацией, должно подтвердить в заявлении соблюдение установленного федеральным законом порядка ликвидации юридического лица, а также представить ликвидационный баланс, содержащий достоверные сведения о завершении расчетов с его кредиторами.

Представитель Общества в суде первой инстанции пояснил, что выводы регистрирующего органа о недостоверности ликвидационного баланса основаны лишь на сопоставлении данных ликвидационного баланса от 16.09.2015 с бухгалтерским балансом по итогам 2013 года, при этом документально претензии регистрирующего органа не подтверждены, не мотивированы и противоречат материалам дела, поскольку в течение 2014 года обществом совершен ряд хозяйственных операций, в том числе, по кредиторской задолженности, заемным средствам, финансовым вложениям и распределению прибыли, которые определили итоговую структуру ликвидационного баланса.

Документы, подтверждающие вышеуказанные доводы заявителя, были представлены обществом суду первой инстанции.

Суд первой инстанции, проанализировав материалы дела, пришел к выводу, что представленные для государственной регистрации документы заявителя содержат все необходимые документы, в том числе, ликвидационный баланс, отражающий действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами, что следует рассматривать как представление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения. Суд отметил, что представленные заявителем доказательства регистрирующим органом не оспорены, содержащиеся в них сведения не опровергнуты, и удовлетворил заявленные требования.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

В кассационной жалобе Межрайонная инспекция оспаривает выводы судов первой и апелляционной инстанций, давая свою оценку установленным по делу обстоятельствам и представленным доказательствам.

Все доводы кассационной жалобы были предметом судебного разбирательства, им дана соответствующая оценка судами.

Доводы кассационной жалобы не подтверждают неправильного применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального или процессуального права, а направлены на переоценку исследованных судами обстоятельств дела, представленных доказательств и сделанных на их основе выводов, что в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не относится к компетенции суда кассационной инстанции.

1.6. Отказывая в удовлетворении требований о признании незаконными решений об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности присоединяемых юридических лиц, суды исходили из того, что принятие решения о государственной регистрации прекращения деятельности общества с ограниченной ответственностью ранее истечения тридцатидневного срока с даты последней публикации сообщения о реорганизации общества влечет нарушение прав кредиторов данного общества, а именно невозможность предъявления ими требований к должнику о досрочном исполнении обязательств или возмещения убытков в порядке, предусмотренном пунктом 5 статьи 51 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

По делу N А65-962/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Межрайонной инспекции о признании незаконными решений об отказе в государственной регистрации от 08.07.2015 N N 28898А, 28899А, 28901А, 28903А, 28904А, 28905А, 28907А, 28910А, 28911А, 28913А, 28914А, от 09.07.2016 N 28902А.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 22.06.2016 по делу N А65-962/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В апелляционной жалобе заявитель просил отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, 02.07.2015 в Межрайонную инспекцию для государственной регистрации прекращения деятельности в связи с присоединением к Обществу поступили документы, установленные пунктом 3 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ) от следующих юридических лиц: ООО "Э.", ООО "Э-н", ООО "С.Р.", ООО "Ч.", ООО "П.О.", ООО "С.-К.", ООО "П.", ООО "Г.К.", ООО "Л.Г.", ООО "Г.", ООО "А.", ООО "П.-Т.".

По результатам рассмотрения представленных документов 08.07.2015 (вх. N 28914А, вх. N 2891 ЗА, вх. N 28910А, вх. N 28911 А, вх. N 28905 А, вх. N 28907 А, вх. N 28904А, вх. N 28901А, вх. N 28899А, вх. N 28898А, вх. N 28903А) и 09.07.2015 (вх. N 28902А), регистрирующим органом приняты решения об отказе в государственной регистрации в соответствии с подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ в связи с тем, что не соблюден установленный Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ) порядок реорганизации в части соблюдения специального срока для реализации кредиторами реорганизуемого лица своих прав на предъявление требования: заявление о регистрации представлено ранее 30 дней с даты последней публикации сообщения о реорганизации общества в журнале "Вестник государственной регистрации".

Согласно пункту 1 статьи 1 Федерального закона N 129-ФЗ государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей - акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с указанным Законом.

Достоверность представляемых для государственной регистрации сведений подтверждается заявителями, в отношении которых в соответствии с пунктом 1 статьи 25 Федерального закона N 129-ФЗ установлена ответственность за непредставление или несвоевременное представление необходимых для включения в государственные реестры сведений, а также за представление недостоверных сведений.

В силу пункта 4 статьи 5 Федерального закона N 129-ФЗ записи в государственные реестры, являющиеся согласно пункту 1 статьи 4 данного Федерального закона федеральными информационными ресурсами, вносятся на основании документов, представленных при государственной регистрации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 17 Федерального закона N 129-ФЗ при реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица в регистрирующий орган по месту нахождения юридического лица, к которому осуществляется присоединение, представляются заявление о внесении записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, договор о присоединении и передаточный акт.

Согласно пункту 1 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) реорганизуемое юридическое лицо после внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей реорганизации. В случае участия в реорганизации двух и более юридических лиц уведомление о реорганизации опубликовывается от имени всех участвующих в реорганизации юридических лиц юридическим лицом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным решением о реорганизации. В уведомлении о реорганизации указываются сведения о каждом участвующем в реорганизации, создаваемом (продолжающем деятельность) в результате реорганизации юридическом лице, форма реорганизации, описание порядка и условий заявления кредиторами своих требований, иные сведения, предусмотренные законом.

В силу пункта 5 статьи 51 Федерального закона N 14-ФЗ реорганизуемое общество после внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о его реорганизации. В случае, если в реорганизации участвуют два и более общества, сообщение о реорганизации опубликовывается от имени всех участвующих в реорганизации обществ обществом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным договором о слиянии или договором о присоединении.

В соответствии со статьей 23 Федерального закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления определенных данным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов. Решение об отказе в государственной регистрации должно содержать основания отказа с обязательной ссылкой на нарушения, предусмотренные пунктом 1 этой статьи.

В соответствии с пунктом 1 статьи 60 ГК РФ, учредители (участники) юридического лица или органа, принявшего решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица.

Согласно пункту 2 статьи 60 ГК РФ кредитор юридического лица, если его права требования возникли до опубликования первого уведомления о реорганизации юридического лица, вправе потребовать в судебном порядке досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения - прекращения обязательства и возмещения связанных с этим убытков, за исключением случаев, установленных законом или соглашением кредитора с реорганизуемым юридическим лицом.

Требования о досрочном исполнении обязательства или прекращении обязательства и возмещении убытков могут быть предъявлены кредиторами не позднее чем в течение тридцати дней после даты опубликования последнего уведомления о реорганизации юридического лица.

Предъявленные в указанный срок требования должны быть исполнены до завершения процедуры реорганизации.

Абзацами 1, 2 пункта 5 статьи 51 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ установлено, что реорганизуемое общество после внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о его реорганизации. В случае, если в реорганизации участвуют два и более общества, сообщение о реорганизации опубликовывается от имени всех участвующих в реорганизации обществ обществом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным договором о слиянии или договором о присоединении. При этом кредиторы общества не позднее чем в течение тридцати дней с даты последнего опубликования сообщения о реорганизации общества вправе потребовать в письменной форме досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения такого обязательства - его прекращения и возмещения связанных с этим убытков.

Государственная регистрация обществ, созданных в результате реорганизации, и внесение записей о прекращении деятельности реорганизованных обществ осуществляются только при представлении доказательств уведомления кредиторов в порядке, установленном настоящим пунктом.

Судом первой инстанции установлено, что сообщение о реорганизации по всем вышеуказанным юридическим лицам опубликовано в журнале "Вестник государственной регистрации" N 20 (532) от 27.05.2015/1665, повторно в N 25 (537) от 01.07.2015/1658.

Документы для завершения реорганизации представлены в регистрирующий орган 02.07.2015, то есть до истечения 30-дневного срока с даты последней публикации сообщения о реорганизации общества в журнале "Вестник государственной регистрации", установленного действующим законодательством.

Принятие решения о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица ранее истечения тридцатидневного срока с даты последней публикации сообщения о реорганизации общества влечет нарушение прав кредиторов данного общества, а именно невозможность предъявления ими требований к должнику о досрочном исполнении обязательств или возмещения убытков в порядке, предусмотренном пунктом 5 статьи 51 Федерального закона N 14-ФЗ.

Таким образом, суд первой инстанции сделал правильный вывод, что решения регистрирующего органа от 08.07.2015 N N 28898А, 28899А, 28901А, 28903А, 28904А, 28905А, 28907А, 28910А, 28911А, 28913А, 28914А, от 09.07.2016 N 28902А законны и обоснованы, что влечет отказ в удовлетворении требования заявителя.

Данный вывод суда согласуется с позицией Арбитражного суда Поволжского округа, изложенной в постановлении от 25.09.2015 N Ф06-773/15 по делу N А55-25151/2014.

Довод заявителя о том, что из перечня оснований для отказа регистрирующий орган выбрал "непредставление заявителем определенных Федеральным законом N 129-ФЗ необходимых для государственной регистрации документов", что не соответствует действительности, поскольку документы были представлены, суд первой инстанции правомерно отклонил.

В соответствии с нормами Федерального закона N 129-ФЗ закон предусматривает не только формальное соблюдение требований к представлению документов для государственной регистрации, но и соответствие этих документов требованиям закона по их содержанию.

Соответствие представленных на государственную регистрацию документов требованиям закона, является обязательным условием, без соблюдения которого осуществление государственной регистрации невозможно.

Иные доводы заявителя, изложенные в заявлении судом также не могут быть приняты, поскольку не нашли своего документального подтверждения.

Суд первой инстанции указал, что заявителем повторно на государственную регистрацию представлены документы для государственной регистрации прекращения деятельности в связи с присоединением к Обществу в отношении ООО "Э.", ООО "Э-н", ООО "С.Р.", ООО "Ч.", ООО "П.О.", ООО "С.-К.", ООО "П.", ООО "Г.К.", ООО "Л.Г.", ООО "Г.", ООО "А.", ООО "П.-Т.".

Согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, юридические лица 14.08.2015 и 17.08.2015 прекратили свою деятельность в результате реорганизации в форме присоединения к Обществу на основании повторно представленных документов, предусмотренных пунктом 3 статьи 17 Федерального закона N 129-ФЗ.

Отмена принятых решений об отказе в государственной регистрации влечет за собой регистрацию прекращения деятельности вышеуказанных обществ повторно.

При этом, в соответствии с пунктом 5 статьи 25.6 Федерального закона N 129-ФЗ в случае, если принятие решения о государственной регистрации на момент вынесения решения по результатам рассмотрения жалобы противоречит записям, внесенным в единый государственный реестр юридических лиц или единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей после даты принятия решения об отказе в государственной регистрации, но до даты принятия решения по результатам рассмотрения жалобы, выносится решение об отказе в государственной регистрации.

Таким образом, в связи с тем, ООО "Э.", ООО "Э-н", ООО "С.Р.", ООО "Ч.", ООО "П.О.", ООО "С.-К.", ООО "П.", ООО "Г.К.", ООО "Л.Г.", ООО "Г.", ООО "А.", ООО "П.-Т." уже прекратили свою деятельность, отмена принятых решений об отказе в государственной регистрации будет противоречить записям, внесенным в единый государственный реестр юридических лиц.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции, что не имеется оснований для признания недействительным решений регистрирующего органа.

На основании изложенного, суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований.

1.7. Учитывая, что в наименовании общества, указанном в уставе, имеется текстовое разграничение двух словесно-синтаксических основ заглавными буквами "Р" и "О" (РостОйл), и в русском языке имеется значительное количество слов, начинающихся на "рос", но не являющихся производными от слов "Российская Федерация" или "Россия", суды пришли к выводу, что фирменное наименование общества по своему лексическому и синтаксическому значению является целостным, самостоятельным сложнозаимствованным словом, которое согласно правилам русского языка образовано путем соединения двух слов "Рост" (увеличение организма или отдельных его участков в процессе развития), и "Ойл", заимствованного из английского языка (Oil в переводе с английского языка - нефть, масло, нефтяной, масленичный). Наименование общества не является производным от слов "Российская Федерация" или "Россия", а связано с хозяйственной деятельностью общества.

По делу N А50-7671/2016 Ш.С.Н. обратился в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании незаконным решения Инспекции об отказе в государственной регистрации юридического лица, обязании Инспекции зарегистрировать общество "РостОйл" в порядке, установленном Федеральным законом 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

Решением Арбитражного суда Пермского края от 05.07.2016 признано незаконным решение Инспекции от 02.03.2016 N 5674А об отказе в государственной регистрации юридического лица. На Инспекцию возложена обязанность зарегистрировать общество "РостОйл" в порядке, установленном Законом N 129-ФЗ.

Инспекция, не согласившись с вынесенным решением, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просила решение отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать.

Суд апелляционной инстанции не нашел основания для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, согласно расписке о принятии документов 26.02.2016 заявитель обратился в Инспекцию с заявлением о государственной регистрации юридического лица - общества "Рост Ойл", представил следующие документы:

- заявление о государственной регистрации юридического лица при создании по форме N Р11001;

- решение о создании (учреждении) общества "РостОйл" от 25.02.2016;

- устав общества "РостОйл" в двух экземплярах;

- чек ордер от 25.02.2016 об уплате государственной пошлины;

- копия доверенности от 25.02.2016.

Решением Инспекции от 02.03.2016 N 5674А в государственной регистрации юридического лица отказано на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ (не представление определенных Законом N 129-ФЗ необходимых для государственной регистрации документов), решением установлено несоответствие наименования юридического лица требованиям федерального закона, которое выразилось в том, что наименование общества "РОСТОЙЛ" представляет собой устойчивое сокращение от слов "Россия", "Российская Федерация". Заявителем не представлены доказательства соблюдения установленного порядка получения разрешения на использование в своем фирменном наименовании официального наименования "Российская Федерация" или "Россия", а также слов производных от этого наименования, не уплачена соответствующая государственная пошлина.

В силу пункта 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации в фирменное наименование юридического лица не могут включаться:

1) полные или сокращенные официальные наименования иностранных государств, а также слова, производные от таких наименований;

2) полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления;

3) полные или сокращенные наименования международных и межправительственных организаций;

4) полные или сокращенные наименования общественных объединений;

5) обозначения, противоречащие общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

Включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что с целью регистрации юридического лица заявитель представил в регистрирующий орган, в том числе устав, в котором отражено наименование общества - общество "РостОйл".

Согласно пункту 3.2 устава предметом деятельности общества "РостОйл" является предоставление услуг по добыче нефти и газа, в том числе услуг по бурению, связанному с добычей нефти, газа и газового конденсата, услуг по монтажу, ремонту и демонтажу буровых вышек, услуг по доразведке месторождений нефти и газа на особых экономических условиях, предоставление прочих услуг, связанных с добычей нефти и газа.

Учитывая, что в наименовании общества, указанном в уставе, имеется текстовое разграничение двух словесно-синтаксических основ заглавными буквами "Р" и "О" (РостОйл), и в русском языке имеется значительное количество слов, начинающихся на "рос", но не являющихся производными от слов "Российская Федерация" или "Россия", суд первой инстанции обоснованно указал, что фирменное наименование общества по своему лексическому и синтаксическому значению является целостным, самостоятельным сложнозаимствованным словом, которое согласно правилам русского языка образовано путем соединения двух слов "Рост" (увеличение организма или отдельных его участков в процессе развития), и "Ойл", заимствованного из английского языка (Oil в переводе с английского языка - нефть, масло, нефтяной, масленичный). Наименование общества не является производным от слов "Российская Федерация" или "Россия", а связано с хозяйственной деятельностью общества.

Таким образом, оснований для представления в регистрирующий орган доказательств соблюдения заявителем установленного порядка получения разрешения на использование в своем фирменном наименовании официального наименования "Российская Федерация" или "Россия", а также слов производных от этого наименования, уплаты государственной пошлины за такое использование не имелось.

1.8. Поскольку оспариваемое решение об отказе в государственной регистрации юридического лица было отменено вышестоящим регистрирующим органом, и регистрирующим органом в установленном порядке были зарегистрированы изменения, вносимые в учредительные документы заявителя, суды пришли к выводу о недоказанности заявителем нарушения оспариваемым решением его прав и законных интересов.

По делу N А40-178222/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения Инспекции об отказе в государственной регистрации 4797А от 15.02.2016.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 23.06.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с выводами суда, Общество подало апелляционную жалобу, в которой просило решение суда отменить, жалобу удовлетворить.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

08.02.2016 Обществом в Инспекцию было подано заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, по форме N Р13001 в связи с увеличением уставного капитала, с приложением комплекта документов.

Инспекцией 15.02.2016 было вынесено решение N 4797А об отказе в государственной регистрации.

Решение Инспекции от 15.02.2016 N 4797А было обжаловано заявителем в Управление, по результатам рассмотрения жалобы и представленного пакета документов было вынесено решение от 28.03.2016 N 20-14/07756 об оставлении жалобы без удовлетворения.

Обществом 29.02.2016 повторно был представлен пакет документов для государственной регистрации изменений в учредительные документы Общества.

По результатам рассмотрения данного пакета документов заинтересованным лицом вынесено решение от 09.03.2016 N 8702А об отказе в государственной регистрации.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, решением Управления от 11.04.2016 N 20-14/09415@ решение Инспекции от 09.03.2016 N 8702А об отказе в государственной регистрации Общества было отменено.

Как пояснил в судебном заседании суда первой инстанции представитель заинтересованного лица, во исполнение решения Управления от 11.04.2016 N 20-14/09415@ 20.04.2016 инспекцией были зарегистрированы в установленном законом порядке изменения в учредительные документы Общества.

В силу статей 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ненормативные правовые акты, решения и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц могут быть признаны соответственно недействительными, незаконными при наличии одновременно двух условий: несоответствия оспариваемого ненормативного акта, решения, действия (бездействия) закону и нарушения таким актом, решением, действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Таким образом, наличие двух условий при признании решений, действий (бездействия), в данном случае решения Инспекции от 15.02.2016 N 4797А незаконным, должны учитываться в совокупности, отсутствие одного из условий является основанием для отказа в удовлетворении требований заявителя.

Судом верно отмечено в решении, что в данном случае Общество не доказало того обстоятельства, что оспариваемое решение нарушает его права и охраняемые законом интересы, поскольку, как следует из материалов дела, инспекцией были зарегистрированы в установленном законом порядке изменения в учредительные документы Общества.

С учетом изложенного судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что у суда отсутствуют правовые основания для удовлетворения заявленных требований.

2. По вопросу оспаривания решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

2.1. Из содержания положений пункта 18 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" следует, что надлежащим способом защиты в случае перехода доли или части доли в уставном капитале с нарушением порядка получения согласия участников общества является предъявление требования о передаче доли или части доли обществу, а не требование о признании недействительным решения регистрирующего органа, на основании которого в ЕГРЮЛ были внесены сведения о переходе доли к третьим лицам.

По делу N А40-215759/15 Ш.Г.Н. обратилась в Арбитражный суд города Москвы с иском к С.В.А. и Инспекция о признании недействительным перехода доли умершего участника Общества С.Т.А. к наследнику С.В.А.; об обязании С.В.А. передать Обществу долю, принадлежавшую участнику общества С.Т.А., в размере 1/13 уставного капитала общества; о признании недействительной записи о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, не связанные с внесением изменений в учредительные документы за государственным регистрационным номером 6157746009679 от 20.02.2015; об обязании Инспекции исключить из Единого государственного реестра юридических лиц запись за государственным регистрационным номером 6157746009679 от 20.02.2015.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 12 апреля 2016 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2016 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с указанными судебными актами, истец подал кассационную жалобу, в которой просил решение суда первой инстанции, постановление суда апелляционной инстанции отменить, как принятые с нарушением норм материального и процессуального права, принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как указывал истец в исковом заявлении, ему принадлежит 1/13 доля в уставном капитале Общества.

Инспекцией 20.02.2015 в ЕГРЮЛ внесена запись N 6157746009679, в соответствии с которой участником Общества зарегистрирован С.В.А., который является наследником С.Т.А., умершей 25.03.2008, являвшейся участником Общества и собственником 1/13 доли в уставном капитале указанного общества.

По мнению истца, данная регистрационная запись внесена незаконно, поскольку пунктом 6.14 Устава Общества, утвержденного решением общего собрания участников общества 12.11.2007 и действовавшего на момент открытия наследства, предусмотрено, что доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, с согласия остальных участников общества.

Это положение Устава общества соответствует положению статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Согласие участников общества не было получено, общее собрание участников общества для решения данного вопроса не созывалось; обращение к участникам общества о получении согласия на переход доли не было направлено.

Согласно статье 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, в том числе с требованием о присуждении ему компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в порядке, установленном данным Кодексом.

Способы защиты нарушенных прав перечислены в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Выбранный способ защиты должен соответствовать нарушенному праву; в тех случаях, когда закон предусматривает для конкретного правоотношения определенный способ защиты, лицо, обращающееся в суд, вправе воспользоваться именно этим способом защиты. При этом при формулировании требования основания иска должны соответствовать его предмету.

Последствия отчуждения либо перехода доли или части доли в уставном капитале с нарушением порядка получения согласия участников общества определены абзацем третьим пункта 18 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

В силу данной нормы права в случае отчуждения либо перехода доли или части доли в уставном капитале общества по иным основаниям к третьим лицам с нарушением порядка получения согласия участников общества или общества, предусмотренного указанной статьей, а также в случае нарушения запрета на продажу или отчуждение иным образом доли или части доли участник или участники общества либо общество вправе потребовать в судебном порядке передачи доли или части доли обществу в течение трех месяцев со дня, когда они узнали или должны были узнать о таком нарушении.

Из содержания приведенных положений следует, что надлежащим способом защиты в случае перехода доли или части доли в уставном капитале с нарушением порядка получения согласия участников общества является предъявление требования о передаче доли или части доли обществу, а не требование о признании недействительным решения регистрирующего органа, на основании которого в ЕГРЮЛ были внесены сведения о переходе доли к третьим лицам.

Таким образом, истица, заявляя требования о признании недействительной записи о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, не связанные с внесением изменений в учредительные документы, об обязании Инспекции исключить из Единого государственного реестра юридических лиц соответствующую запись, избрала ненадлежащий способ защиты нарушенного права.

2.2. Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и установив факт того, что заявитель после отклонения требований ликвидатором не обращался в суд с соответствующим иском в порядке статей 64, 64.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что представленные для государственной регистрации ликвидации юридического лица документы содержат достоверную информацию. При этом судом кассационной инстанции было отмечено, что заявитель заблаговременно и в установленном порядке был извещен о начале процедуры ликвидации рассматриваемой организации и имел возможность урегулировать возникшие разногласия.

По делу N А19-4396/2016 Банк в лице конкурсного управляющего государственной корпорации обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица - общества, выразившегося во внесении 30.12.2015 в Единый государственный реестр юридических лиц записи N 6153850402964.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 23 мая 2016 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29 июля 2016 года, в удовлетворении заявленных требований Банку отказано.

Банк, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставил вопрос о проверке их законности и обоснованности, просил обжалуемые судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа по результатам рассмотрения кассационной жалобы не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, Общество зарегистрировано в качестве юридического лица 07.06.2007. Единственным участником 28.09.2015 принято решение о добровольной ликвидации Общества, назначении ликвидатором Д.Н.М. и поручении ликвидатору совершить все необходимые действия по ликвидации Общества в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

30.12.2015 Межрайонной инспекцией принято решение N 31350А о государственной регистрации ликвидации Общества, в Единый государственный реестр юридических лиц внесена соответствующая запись за N 6153850402964.

Порядок ликвидации юридических лиц установлен статьями 61 - 64 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В пункте 1 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом в уполномоченный государственный орган для внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.

В силу пункта 1 статьи 63 Гражданского кодекса РФ ликвидационная комиссия опубликовывает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридического лица, сообщение о его ликвидации и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Этот срок не может быть менее двух месяцев с момента опубликования сообщения о ликвидации. Ликвидационная комиссия принимает меры по выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также уведомляет в письменной форме кредиторов о ликвидации юридического лица.

Согласно пункту 2 статьи 63 Гражданского кодекса РФ после окончания срока предъявления требований кредиторами ликвидационная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне требований, предъявленных кредиторами, результатах их рассмотрения, а также о перечне требований, удовлетворенных вступившим в законную силу решением суда, независимо от того, были ли такие требования приняты ликвидационной комиссией.

В силу пункта 6 статьи 63 Гражданского кодекса РФ после завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия составляет ликвидационный баланс, который утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица.

Согласно пункту 9 статьи 63 Гражданского кодекса РФ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц в порядке, установленном Законом о государственной регистрации юридических лиц.

В соответствии с "а" и "б" пункта 1 статьи 21 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации) для государственной регистрации в связи с ликвидацией юридического лица в регистрирующий орган представляются заявление о государственной регистрации, в котором подтверждается, что соблюден установленный федеральным законом порядок ликвидации юридического лица и расчеты с его кредиторами завершены, а также ликвидационный баланс.

Документы, предусмотренные статьей 21 указанного Федерального закона, представляются в регистрирующий орган после завершения процесса ликвидации юридического лица.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 13.10.2011 N 7075/11 высказана позиция о недопустимости внесения в ликвидационные балансы явно недостоверных сведений - составление балансов без учета обязательств ликвидируемого лица, о наличии которых доподлинно известно, и которые не по вине кредиторов не были отражены в балансах.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности согласно требованиям статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая тот факт, что ликвидатором в регистрирующий орган были представлены все документы, предусмотренные статьей 21 Закона о государственной регистрации, в установленный срок, а также принимая во внимание, что определениями Арбитражного суда Иркутской области от 9 декабря 2015 года, 12 января 2016 года по делу N А19-15629/2015 Банку возвращены встречные исковые заявления о взыскании с неосновательного обогащения, суды пришли к правильному выводу о том, что при осуществлении государственной регистрации ликвидации Общества соблюден предусмотренный гражданским законодательством порядок ликвидации юридического лица, для государственной регистрации прекращения деятельности этого лица в связи с ликвидацией в регистрирующий орган представлены необходимые документы.

Согласно пункту 4 статьи 64 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае отказа ликвидационной комиссии в удовлетворении требований кредитора либо уклонения от их рассмотрения кредитор вправе до утверждения ликвидационного баланса юридического лица обратиться в суд с иском к ликвидационной комиссии.

Согласно пункту 1 статьи 64.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае отказа ликвидационной комиссии удовлетворить требование кредитора или уклонения от его рассмотрения кредитор до утверждения ликвидационного баланса юридического лица вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении его требования к ликвидируемому юридическому лицу.

Указанные нормы в совокупности со статьей 63 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяют сделать вывод, что процедура ликвидации и порядок удовлетворения требований кредиторов предусматривают обязанность кредитора в установленный срок предъявить соответствующие требования к ликвидационной комиссии ликвидируемого юридического лица, а при отказе в удовлетворении требований - обязанность оспаривания такого отказа в суде.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и установив факт того, что Банк после отклонения требований ликвидатором не обращался в суд с соответствующим иском в порядке статей 64, 64.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды нижестоящих инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что представленные Обществом на государственную регистрацию документы содержат достоверную информацию, при этом заявитель жалобы заблаговременно и в установленном порядке был извещен о начале процедуры ликвидации рассматриваемой организации, имел возможность урегулировать возникшие разногласия.

Кроме того, суды также по существу дали оценку доводам заявителя кассационной жалобы о наличии у Общества непогашенной задолженности перед Банком и в результате оценки имеющихся в деле доказательств пришли к мотивированному выводу о недоказанности наличия правовых оснований для предъявления соответствующих требований к ликвидируемой организации.

Выводы судов соответствуют нормам права, имеющимся в деле доказательствам и установленным по делу фактическим обстоятельствам.

2.3. Регистрирующий орган не наделен правом по собственной инициативе вносить в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника вследствие признания его несостоятельным (банкротом). Основанием для внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника вследствие признания его несостоятельным (банкротом) является поступившее в регистрирующий орган из арбитражного суда определение о завершении конкурсного производства.

По делу N А32-40312/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании незаконными действий Инспекции по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) записи от 23.09.2015, государственный регистрационный номер (далее - ГРН) 2155260177774, о ликвидации ООО "Н." и об обязании Инспекции устранить допущенные нарушения.

Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 26.02.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2016 решение суда отменено, заявленные Обществом требования удовлетворены.

Инспекция не согласилась с постановлением апелляционного суда и обратилась в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, определением Арбитражного суда Нижегородской области от 20.08.2015 по делу N А43-10971/2010 завершено конкурсное производство в отношении ООО "Н".

На основании данного определения Инспекция 23.09.2015 приняла решение о государственной регистрации N 6137Б и внесла в ЕГРЮЛ запись ГРН 2155260177774 о прекращении деятельности ООО "Н.".

Отношения, связанные с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

В соответствии с пунктом 2 статьи 21 Закона N 129-ФЗ государственная регистрация в связи с ликвидацией юридического лица в случае применения процедуры в деле о банкротстве юридического лица осуществляется на основании определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства, поступившего в регистрирующий орган из арбитражного суда путем направления указанного определения заказным письмом с уведомлением о вручении либо в электронной форме с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети Интернет. В случае поступления в регистрирующий орган определения о принятии к производству жалобы на определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства государственная регистрация приостанавливается до поступления в регистрирующий орган судебного акта, вынесенного по результатам рассмотрения указанной жалобы.

На основании пункта 1 статьи 149 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон N 127-ФЗ) после рассмотрения арбитражным судом отчета конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства, а в случае погашения требований кредиторов в соответствии со статьей 125 указанного Федерального закона - определение о прекращении производства по делу о банкротстве. Определение о завершении конкурсного производства подлежит немедленному исполнению.

В пункте 2 названной статьи установлено, что арбитражный суд по истечении тридцати, но не позднее шестидесяти дней с даты вынесения определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства направляет указанное определение в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заказным письмом с уведомлением о вручении.

В силу пункта 3 статьи 149 Закона N 127-ФЗ определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника.

Соответствующая запись должна быть внесена в этот реестр не позднее чем через пять дней с даты представления указанного определения арбитражного суда в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц.

Определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства может быть обжаловано до даты внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ.

Обжалование определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства приостанавливает исполнение этого определения.

В случае, если арбитражным судом принята к производству жалоба на определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства, арбитражный суд направляет определение о принятии жалобы в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заказным письмом с уведомлением о вручении, а также в электронной форме с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети "Интернет", в течение рабочего дня, следующего за днем вынесения такого определения. Судебный акт, вынесенный по результатам рассмотрения жалобы на определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства, направляется в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заказным письмом с уведомлением о вручении, а также в электронной форме с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети "Интернет", в течение рабочего дня, следующего за днем вынесения такого судебного акта.

Согласно пункту 4 статьи 149 Закона N 127-ФЗ с даты внесения записи о ликвидации должника в единый государственный реестр юридических лиц конкурсное производство считается завершенным.

Таким образом, из приведенных норм следует, что регистрирующий орган не наделен правом по собственной инициативе вносить в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника вследствие признания его несостоятельным (банкротом).

Основанием для внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника вследствие признания его несостоятельным (банкротом) является поступившее в регистрирующий орган из арбитражного суда определение о завершении конкурсного производства.

Апелляционный суд установил и материалами дела подтверждается, что согласно копии регистрационного дела ООО "Н." Арбитражный суд Нижегородской области не направлял в Инспекцию определение о завершении конкурсного производства от 20.08.2015 по делу N А43-10971/2010. Заверенная судом копия судебного акта отсутствует в регистрационном деле. Доказательства поступления определения от 20.08.2015 по делу N А43-10971/2010 в регистрирующий орган в материалах настоящего дела отсутствуют.

На основании изложенного, приняв во внимание, что до истечения установленного пунктом 2 статьи 149 Закона N 127-ФЗ срока (04.09.2015) в Арбитражный суд Нижегородской области поступила апелляционная жалоба Общества на определение о завершении конкурсного производства от 20.08.2015 по делу N А43-10971/2010, апелляционный суд пришел к обоснованному выводу о том, что действия регистрирующего органа по внесению в ЕГРЮЛ записи от 23.09.2015 ГРН 2155260177774 о ликвидации ООО "Н." не соответствуют пункту 2 статьи 21 Закона N 129-ФЗ и статье 149 Закона N 127-ФЗ и нарушают права Общества по проверке законности и обоснованности определения о завершении конкурсного производства в установленные законом сроки для обжалования указанного определения.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции правомерно удовлетворил заявленные Обществом требования.

Довод Инспекции о том, что апелляционная жалоба Общества на определение суда от 20.08.2015 по делу N А43-10971/2010 была принята Первым арбитражным апелляционным судом к производству 28.09.2015, был предметом исследования суда апелляционной инстанции и правомерно отклонен им. Как обоснованно указал суд, данное обстоятельство не имеет существенного значения для дела, поскольку запись о ликвидации должника вследствие признания его несостоятельным (банкротом) внесена регистрирующим органом 23.09.2015 в отсутствие установленных законом оснований для совершения этого действия.

2.4. С учетом того, что вышестоящий регистрирующий орган, отменяя решение регистрирующего органа о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица, действовал в пределах предоставленных полномочий в соответствии с положениями статьи 25.6 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", а оспариваемые действия регистрирующего органа по внесению записей в Единый государственный реестр юридических лиц записей направлены на исполнение указанного решения вышестоящего регистрирующего органа, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления о признании незаконными соответствующих действий регистрирующего органа.

По делу N А60-54269/2015 Т.А.Г. обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к Инспекции о признании незаконными действий регистрирующего органа по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о внесении записей от 29.09.2015 N 2156658868419, от 29.09.2015 N 2156658868420.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 24.02.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2016 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Т.А.Г. просил указанные судебные акты отменить.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами и следует из материалов дела, Общество 03.04.2015 обратилось в регистрирующий орган с заявлением о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией по решению учредителей, представив на государственную регистрацию следующие документы: заявление по форме N Р16001, протокол общего собрания участников Общества от 13.03.2015 N 7, справку государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Чкаловском районе города Екатеринбурга от 01.04.2015 N 105, ликвидационный баланс Общества, документ об уплате государственной пошлины.

Решением от 10.04.2015 регистрирующим органом Обществу отказано во внесении в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности названного хозяйственного общества на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации) в связи с непредставлением заявителем установленных статьей 21 данного Закона необходимых для государственной регистрации документов.

Полагая, что данное решение регистрирующего органа не соответствует нормам действующего законодательства, заявитель оспорил его в вышестоящий регистрирующий орган - Управление.

Управлением жалоба Т.А.Г. была удовлетворена; решение регистрирующего органа от 10.04.2015 N 3296А отменено.

Регистрирующим органом 22.05.2015 принято решение N 13379А о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией по решению учредителей (участников); в Единый государственный реестр юридических лиц 29.05.2015 внесены соответствующие записи.

В Управление 26.08.2015 поступила жалоба конкурсного управляющего Общества Ч.О.А., в которой последний просил отменить решение регистрирующего органа о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица, сославшись на то, что определением Арбитражного суда Свердловской области от 20.04.2015 по делу N А60-16317/2015 принято к производству заявление о признании Общества несостоятельным (банкротом).

Учитывая, приведенные в жалобе конкурсного управляющего Общества Ч.О.А. обстоятельства, которые не были известны Управлению и регистрирующему органу на дату принятия решения от 22.05.2015 N 13379А, Управление, руководствуясь подпунктом "а" пункта 3 статьи 25.6 Закона о государственной регистрации, отменило решение от 22.05.2015 N 13379А о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица, в Единый государственный реестр юридических лиц 29.09.2015 внесены записи под государственными номерами 2156658868419, 2156658868420, которыми признаны недействительными ранее внесенные записи от 29.05.2015 под государственными номерами 2156658347195, 2156658347778.

На основании пункта 1 статьи 25.2 Закона о государственной регистрации решение территориального регистрирующего органа о государственной регистрации может быть обжаловано в вышестоящий регистрирующий орган, а также в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 данного Закона, путем подачи жалобы в порядке, установленном названным Законом, и (или) обжаловано в судебном порядке.

Согласно подпункту "а" пункта 3 статьи 25.6 Закона о государственной регистрации по результатам рассмотрения жалобы вышестоящий регистрирующий орган или федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 названного Закона, принимает одно из следующих решений: об отмене решения регистрирующего органа; об оставлении жалобы без удовлетворения.

С учетом вышеприведенных норм права судом апелляционной инстанции правомерно отклонен довод заявителя относительно полномочий вышестоящего налогового органа по проверке законности решений регистрирующего органа, а также отмене принятых решений в случае их несоответствия законодательству.

Как установлено судами и следует из материалов дела определением Арбитражного суда Свердловской области от 20.04.2015 по делу N А60-16317/2015 принято к производству заявление о признании Общества банкротом, конкурсным управляющим Общества Ч.О.А. направлена жалоба в Управление относительно того, что к моменту принятия 22.05.2015 решения регистрирующего органа существовали указанные выше обстоятельства, что свидетельствует о нарушении действующего законодательства, прав и законных интересов кредиторов и должника.

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы данного дела документы, доводы и возражения лиц, участвующих в деле, суды пришли к правомерным выводам о том, что Управление, отменяя решение регистрирующего органа от 22.05.2015 N 13379А о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица, действовало в пределах предоставленных полномочий в соответствии с положениями статьи 25.6 Закона о государственной регистрации. Действия Инспекции по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц записей от 29.09.2015 направлены на исполнение указанного решения вышестоящего регистрирующего органа и с учетом изложенного прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности при наличии дела о несостоятельности (банкротстве) названного общества не нарушают. Т.А.Г., являющийся ликвидатором Общества, одним из его учредителей (согласно имеющейся в деле выписки), при рассмотрении жалобы в вышестоящем органе на решение регистрирующего органа от 10.04.2015 и внесении в мае 2015 г. в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности юридического лица, не уведомил регистрирующий орган о возбуждении в отношении данного общества производства о несостоятельности (банкротств), о наличии непогашенной задолженности перед Обществом "Б".

2.5. Установив, что заявителем не доказано наличие совокупности условий для признания решения о государственной регистрации и записи недействительными, суды, руководствуясь положениями статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отказали в удовлетворении заявленных требований.

По делу N А47-6085/2015 Общество в лице конкурсного управляющего Б.Т.М. 09.06.2015 обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с заявлением к инспекции о признании недействительным решения инспекции от 26.08.2014 N 12921А о государственной регистрации изменений, не связанных с внесением изменений в учредительные документы; о признании недействительной государственной регистрационной записи за номером 2145658324909 о государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), не связанных с внесением изменений в учредительные документы, об обязании инспекции внести в ЕГРЮЛ запись о признании недействительной регистрационной записи за номером 2145658324909 от 26.08.2014 о государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, не связанных с внесением изменений в учредительные документы.

Решением суда от 13.01.2016 в удовлетворении требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2016 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Общество в лице конкурсного управляющего Б.Т.М. просило решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам, неправильное применение судами норм материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Оренбургской области от 03.08.2010 по делу N А47-12261/2009 Общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства. Определением суда от 15.05.2012 конкурсным управляющим утвержден Б.Т.М.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2013 утверждено мировое соглашение, заключенное в рамках дела N А47-12261/2009, производство по делу о банкротстве Общества прекращено.

Определением Арбитражного суда Оренбургской области от 22.12.2014 по делу N А47-12261/2009 мировое соглашение расторгнуто, дело о банкротстве Общества возобновлено, в отношении общества введено конкурсное производство.

Определением Арбитражного суда Оренбургской области от 14.01.2015 (резолютивная часть от 13.01.2015) по делу N А47-12261/2009 конкурсным управляющим Общества утвержден Б.Т.М.

Единственным участником Общества, которым является ООО "Б", было принято решение от 18.08.2014 о досрочном прекращении полномочий директора Я.Т.М. и передаче ему полномочий единоличного исполнительного органа как управляющему на основании договора на осуществление функций исполнительного органа.

Я.Т.М. 19.08.2014 представил в инспекцию заявление о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, по форме Р14001, для внесения сведений о нем как об управляющем общества на основании указанного выше решения.

На основании представленного заявления инспекцией принято решение от 26.08.2014 N 12921А о регистрации изменений, не связанных с внесением изменений в учредительные документы, и 26.08.2014 в ЕГРЮЛ внесена соответствующая запись за номером 2145658324909.

В соответствии с пунктом 1 статьи 42 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" общество вправе передать по договору осуществление полномочий своего единоличного исполнительного органа управляющему.

Им может быть коммерческая организация или индивидуальный предприниматель (подпункт 2 пункта 2.1 статьи 32 указанного Закона).

Общество, передавшее полномочия единоличного исполнительного органа управляющему, осуществляет гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через управляющего, действующего в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и уставом общества (пункт 2 статьи 42 указанного Закона).

Таким образом, действующим законодательством предусмотрена возможность привлечения к управлению обществом с ограниченной ответственностью специального субъекта - управляющего, деятельность которого регулируется уставом общества и заключаемым с управляющим договором.

Суды установили, что основанием для подачи заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, по форме N Р14001 послужило решение единственного участника Общества - ООО "Б." от 18.08.2014 о передаче функций единоличного исполнительного органа управляющему Я.Т.М., которым одновременно были прекращены его полномочия в качестве руководителя. Данное решение никем не оспорено, доказательства обратного суду не представлено.

Отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о регистрации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона о регистрации решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием для внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр.

Записи о регистрации вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации. Каждой записи присваивается государственный регистрационный номер, и для каждой записи указывается дата внесения ее в соответствующий государственный реестр. Сведения, содержащиеся в реестре, считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений (пункт 4 статьи 5 Закона о регистрации).

Пунктом 2 статьи 17 Закона о регистрации установлен перечень документов, представляемых для внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ. Для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны.

В силу пунктов 4, 4.1 ст. 9 Закона о регистрации регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов, кроме предусмотренных названным Федеральным законом; регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных названным Федеральным законом. Из содержания статьи 17 названного Закона следует, что ответственность за достоверность сведений, предоставляемых для внесения в государственный реестр, несет заявитель, обратившийся в регистрирующий орган.

Отказ в государственной регистрации допускается в случаях, предусмотренных статьей 23 Закона о регистрации, в том числе в случае непредставления заявителем определенных названным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов.

Соответственно, регистрация носит уведомительный характер, регистрирующий орган при отсутствии оснований для отказа в государственной регистрации обязан осуществить регистрационные действия.

Исследовав материалы дела, суды пришли к выводу об отсутствии у инспекции оснований для отказа во внесении в ЕГРЮЛ сведений об изменении руководителя общества в связи с представлением надлежащим образом оформленного заявления по форме N Р14001. Требований о предоставлении иных документов статьей 17 Закона о регистрации не предусматривает.

Судами также установлено, что Обществом не обосновано и не представлено надлежащих доказательств, что оспариваемые им регистрационные действия (акты) нарушают права и законные интересы самого общества.

Судом апелляционной инстанции указано на то, что иск не направлен на защиту каких-либо нарушенных прав общества (статья 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), иного не доказано.

Инспекция, будучи лишь регистрирующим органом, не является непосредственным участником корпоративного спора, а оспариваемые решения (записи) носят лишь правоподтверждающий, а не правоустанавливающий характер.

В настоящее время в ЕГРЮЛ внесена запись о единоличном исполнительном органе Общества - конкурсном управляющем Б.Т.М.

Установив, что заявителем не доказано наличие совокупности условий для признания решения и записи недействительными, суды, руководствуясь положениями статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правомерно отказали в удовлетворении заявленных требований.

Кроме того, суды пришли к выводу о том, что Обществом, обратившимся в арбитражный суд 09.06.2015 с заявлением об оспаривании решения регистрирующего органа и внесенной им записи от 26.08.2014, пропущен трехмесячный срок исковой давности, исчисляемый с того момента, когда организации стало известно о нарушении ее прав и законных интересов, при этом оснований для восстановления срока не имеется. Пропуск срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (статья 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Делая такой вывод, суды исходили из того, что оспариваемая запись внесена в ЕГРЮЛ 26.08.2014, настоящее заявление подано Обществом по истечении 9 месяцев, при этом доводы конкурсного управляющего Б.Т.М. о том, что только 16.03.2015 после получения по его запросу регистрационного дела общества ему стало известно о том, что Я.Т.М. являлся управляющим общества и не обладал статусом индивидуального предпринимателя, опровергаются тем обстоятельством, что сведения в ЕГРЮЛ в силу Закона имеют открытый, общедоступный характер, общество в любой момент имело возможность получить необходимые сведения из реестра; конкурсный управляющий, действуя от имени Общества, с момента своего назначения (14.01.2015) мог получить интересующие его сведения о юридическом лице. Более того, следует отметить, что запись о единоличном исполнительном органе Общества - конкурсном управляющем Б.Т.М. внесена 06.02.2015 на основании заявления конкурсного управляющего Б.Т.М., на основании которого внесены изменения в сведения об управляющем Я.Т.М. ввиду прекращения его полномочий, соответственно, о том, что Я.Т.М. являлся управляющим общества Б.Т.М. было известно ранее 06.02.2015.

3. По вопросу оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

3.1. Неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права в том конституционно-правовом смысле, который был выявлен Конституционным Судом Российской Федерации при проверке конституционности норм статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" еще до принятия регистрирующим органом оспариваемого решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ и совершения оспариваемых действий по внесению записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности юридического лица в связи с его исключением из ЕГРЮЛ, явилось основание для отмены судом кассационной инстанции судебных актов судов первой и апелляционной инстанций и признания незаконными соответствующих решения и действий регистрирующего органа.

По делу N А40-24745/2016 Конкурсный управляющий Общества С.Е.Н. обратилась 09.02.2016 в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным решения Инспекции от 14.08.2015 N 41220 о предстоящем исключении Общества из Единого государственного реестра юридических лиц и о признании незаконными действий Инспекции по внесению записи N 2157748862930 в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности Общества в связи с его исключением из ЕГРЮЛ на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2001 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", а также с требованием об устранении допущенных нарушений прав и законных интересов Общества.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 27.06.2016, оставленным без изменения постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2016, в удовлетворении заявления было отказано, поскольку суды пришли к выводу об отсутствии в действиях регистрирующего органа каких-либо нарушений действующего законодательства, так как никаких заявлений от кредиторов Общества после опубликования регистрирующим органом сведений о предстоящем исключении общества из ЕГРЮЛ не поступало.

Не согласившись с решением и постановлением, конкурсный управляющий Общества обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просил судебные акты отменить и принять новое решение об удовлетворении заявления.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии предусмотренных частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции в связи со следующим.

Спор по настоящему делу возник в связи с принятием регистрирующим органом на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2001 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" решения о предстоящем исключении Общества из ЕГРЮЛ и совершением в последующем действий по внесению в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности Общества в связи с его исключением из ЕГРЮЛ в упрощенном порядке как недействующего юридического лица.

Согласно пункту 1 статьи 21.1 Закона о регистрации юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность. Такое юридическое лицо может быть исключено из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, предусмотренном названным Федеральным законом.

Пунктами 2 и 3 статьи 21.1 Закона о регистрации предусмотрено, что при наличии одновременно всех указанных в пункте 1 указанной статьи признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц (далее - решение о предстоящем исключении). Решение о предстоящем исключении должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения. Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления.

Согласно пункту 4 статьи 21.1 Закона о регистрации заявления могут быть направлены в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. В случае направления заявлений решение об исключении недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц не принимается и такое юридическое лицо может быть ликвидировано в установленном гражданским законодательством порядке.

Установив, что регистрирующим органом были получены сведения о том, что Общество соответствует всем признакам недействующего юридического лица, а после опубликования решения о его предстоящем исключении из ЕГРЮЛ никаких сведений об обратном в регистрирующий орган не поступило, суды пришли к выводу о соответствии оспоренного решения регистрирующего органа и его действий по внесению в ЕГРЮЛ соответствующих сведений о прекращении деятельности Общества положениям статьи 21.1 Закона о регистрации.

При этом в судебных актах суды не указали мотивов, по которым отклонили ссылки конкурсного управляющего Общества на обстоятельства признания Общества несостоятельным (банкротом) задолго до принятия регистрирующим органом оспариваемого решения, а также мотивов отклонения ссылок заявителя по делу на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18.05.2015 N 10-П.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции считает, что судами первой и апелляционной инстанции было допущено неправильное применение норм материального права в том конституционно-правовом смысле, который был выявлен Конституционным Судом Российской Федерации при проверке конституционности норм статьи 21.1 Закона о регистрации в мае 2015 года, то есть до принятия регистрирующим органом оспариваемого решения о предстоящем исключении 14.08.2015 и совершения оспариваемых действий 07.12.2015.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18.05.2015 N 10-П, нормативные положения, позволяющие исключать юридическое лицо из ЕГРЮЛ в упрощенном - внесудебном порядке (по решению уполномоченного органа исполнительной власти), были введены в Закон о регистрации Федеральным законом от 02.07.2005 N 83-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и в статью 49 Гражданского кодекса Российской Федерации" с целью актуализации данных ЕГРЮЛ (его очистки от сведений о значительном числе юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность).

В Постановлении от 06.12.2011 N 26-П и в Определениях от 17.01.2012 N 143-О-О, от 17.06.2013 N 994-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что такое правовое регулирование направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ (в том числе о прекращении деятельности юридического лица), поддержание доверия к этим сведениям со стороны третьих лиц, предотвращение недобросовестного использования фактически недействующих юридических лиц и тем самым - на обеспечение стабильности гражданского оборота.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации, анализируя соотношение таких процедур как институт ликвидации юридического лица посредством признания его несостоятельным (банкротом) в судебном порядке и упрощенный механизм признания юридического лица недействующим с исключением его из ЕГРЮЛ в административном порядке по решению наделенного соответствующими полномочиями регистрирующего органа, пришел к следующим выводам.

Поскольку ликвидация должника - юридического лица, в отношении которого по заявлению кредитора возбуждено дело о банкротстве, и - как следствие - исключение его из Единого государственного реестра юридических лиц возможны лишь по завершении процедуры конкурсного производства, в рамках которой и должна быть обеспечена надлежащая защита имущественных прав кредиторов, прекращение правоспособности данного юридического лица в административном порядке на основании статьи 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в период осуществления процедур банкротства приводит к необоснованному ограничению прав кредитора.

Принятие регистрирующим органом в порядке статьи 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" решения об исключении юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц - несмотря на то, что в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), принятого ранее к производству арбитражным судом по заявлению кредитора (до решения об исключении), выносились судебные акты, а требования кредитора включены в реестр кредиторов - предопределяет вынесение судебного решения о прекращении производства по делу о банкротстве данного юридического лица ввиду отсутствия должника de jure на основании пункта 5 части 1 статьи 150 АПК Российской Федерации, что не гарантирует эффективную защиту прав кредитора, несовместимо с конституционными принципами самостоятельности судебной власти, независимости суда и его подчинения только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

Сделав вышеуказанные выводы, Конституционный Суд Российской Федерации признал пункт 2 статьи 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 10, 18, 35 (части 1, 2 и 3), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования содержащееся в нем положение допускает исключение в административном порядке (по решению регистрирующего органа) из Единого государственного реестра юридических лиц юридического лица, имеющего признаки недействующего, в отношении которого судом по заявлению кредитора введена процедура банкротства, что приводит к утрате права кредитора в процедурах банкротства под контролем суда разрешить вопросы об удовлетворении своих имущественных требований по обязательствам должника за счет его имущества и (или) имущества лиц, несущих субсидиарную ответственность по его обязательствам, в нарушение конституционных гарантий защиты права собственности в судебном порядке и принципа разделения властей.

Применение судами первой и апелляционной инстанции в обоснование соответствия оспариваемого заявителем решения регистрирующего органа действующему законодательству нормы материального права, признанной Конституционным Судом Российской Федерации неконституционной еще до того, как было принято регистрирующим органом решение от 14.08.2015 и внесены в ЕГРЮЛ 07.12.2015 сведения о прекращении деятельности, свидетельствует о неправильном применении судами норм материального права.

Обстоятельства возбуждения в 2011 году в отношении Общества дела о банкротстве N А40-97645/2011 по заявлению кредитора (третьего лица по настоящему делу), признания должника несостоятельным (банкротом) решением Арбитражного суда города Москвы от 19.10.2012 никем из участвующих в настоящем деле лиц не оспаривались, представители регистрирующего органа лишь обращали внимание суда кассационной инстанции в судебном заседании 08.11.2016 на то, что конкурсным управляющим не были направлены в регистрирующий орган сведения о начале процедуры конкурсного производства в отношении Общества, не были внесены необходимые сведения в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, что препятствовало выявлению регистрирующим органом соответствующей информации, а необходимых разъяснений ФНС России еще не существовало.

Вместе с тем, действуя с учетом уже принятого Конституционным Судом Российской Федерации к моменту принятия регистрирующим органом решения осторожно и в целях исключения нарушения прав и законных интересов возможных заинтересованных лиц (статья 18 Конституции Российской Федерации) регистрирующий орган мог располагать информацией о признании Общества банкротом из других открытых и общедоступных источников (в том числе, из информационной базы дел арбитражных судов "Картотека арбитражных дел", в которой с 2011 года отражено движение дела о банкротстве Общества N А40-97645/2011), а также из состоявшихся в газете "Коммерсантъ" официальных публикаций о признании Общества банкротом.

Раскрытие информации о банкротстве юридических лиц, в том числе, таким способом предоставляет участникам гражданско-правовых отношений и органам власти дополнительные возможности по своевременному информированию о фактах деятельности юридических лиц и о введенных в отношении них процедур банкротства даже в том случае, если по тем или иным причинам сведения о банкротстве юридического лица оказались не включенными в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

Поскольку всех необходимых и возможных мер по проверке статуса юридического лица, в отношении которого регистрирующим органом было принято решение о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ, регистрирующим органом предпринято не было, то оснований для отказа в удовлетворении заявления конкурсного управляющего Общества у судов не имелось.

Более того, в общедоступной информационной базе "Картотека арбитражных дел" размещена информация о том, что в настоящее время в рамках дела о банкротстве Общества Арбитражным судом города Москвы стали выноситься определения о прекращении производства по обособленным спорам, в рамках которых конкурсным управляющим оспаривались сделки должника, со ссылкой на исключение Общества из ЕГРЮЛ и прекращение его деятельности, что также исключает вывод об отсутствии нарушений прав и законных интересов кредиторов должника.

При таких обстоятельствах настоящего дела судебная коллегия суда кассационной инстанции считает, что вправе, отменив решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принять в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Кодекса новый судебный акт об удовлетворении заявления конкурсного управляющего Общества в полном объеме, поскольку решение от 14.08.2015 N 41220 и действия по внесению в ЕГРЮЛ записи N 2157748862930 о прекращении деятельности Общества в связи с исключением общества из ЕГРЮЛ в упрощенном порядке не соответствуют положениям пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2001 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" с учетом правоположений, сформированных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 18.05.2015 N 10-П, и одновременно нарушают права кредиторов должника (статья 13 Гражданского кодекса Российской Федерации).

3.2. С учетом того, что на момент внесения оспариваемой записи об исключении общества, отвечающего всем признакам недействующего юридического лица, из ЕГРЮЛ какая-либо процедура банкротства в рамках дела о банкротстве общества не введена, а требования кредитора обоснованными не признаны, суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, которым была признана недействительной соответствующая запись.

По делу N А76-17290/2015 Департамент обратился в Арбитражный суд Тверской области с исковым заявлением к Инспекции о признании недействительной записи от 23.11.2015 за государственным регистрационным номером 2156952357241 об исключении Общества из единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ).

Решением от 08.04.2016 в заявлении отказано.

Постановлением от 09.06.2016 решение отменено, заявление удовлетворено.

В кассационной жалобе Инспекция просит постановление отменить, решение оставить в силе.

Суд кассационной инстанции нашел жалобу подлежащей удовлетворению.

Как следует из материалов дела, согласно справкам от 29.07.2015 N 20559-о, сформированным Инспекцией, Общество в течение последних 12 месяцев не предоставляло документов отчетности, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах; а также у данной организации отсутствуют открытые банковские счета.

На основании данных сведений Инспекция приняла решение от 31.07.2015 N 527 о предстоящем исключении Общества из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица.

Сведения о предстоящем исключении Общества опубликованы в журнале "Вестник государственной регистрации" от 05.08.2015 часть 2 N 30 (542).

Инспекцией 23.11.2015 внесена в ЕГРЮЛ запись о прекращении деятельности Общества в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

Вместе с тем, 17.09.2015 Департамент обратился в Арбитражный суд Тверской области с заявлением о признании Общества несостоятельным (банкротом).

Определением от 24.09.2015 по делу N А66-12875/2015 заявление Департамента принято судом к производству, назначено судебное заседание по рассмотрению обоснованности требований кредитора.

Определением от 23.11.2015 по указанному делу рассмотрение обоснованности требований Департамента отложено.

Определением от 12.04.2016 (резолютивная часть объявлена 21.01.2016) в отношении Общества введена процедура наблюдения, признаны обоснованными и подлежащими включению в третью очередь реестра требований кредиторов должника требования Департамента в размере 38 429 704,33 руб.; временным управляющим утверждена Г.Е.В.

В силу пункта 1 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (недействующим юридическим лицом). Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном данным Законом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ при наличии одновременно всех указанных в пункте 1 названной статьи признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

Данное решение должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения. Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления.

Как следует из пункта 4 названной статьи, заявления могут быть направлены в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. В случае направления заявлений решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не принимается и такое юридическое лицо может быть ликвидировано в установленном гражданским законодательством порядке.

Если в течение срока, предусмотренного пунктом 4 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ, заявления не направлены, регистрирующий орган исключает недействующее юридическое лицо из ЕГРЮЛ путем внесения в него соответствующей записи (пункт 7 статьи 22 Закона N 129-ФЗ).

Материалами дела подтверждено, что на момент принятия Инспекцией решения о предстоящем исключении Общества из ЕГРЮЛ оно отвечало всем признакам недействующего юридического лица.

Так, согласно приказу Федеральной налоговой службы от 16.06.2006 N САЭ-3-09/355@ "Об обеспечении публикаций и издания сведений о государственной регистрации юридических лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной регистрации" сведения о принятых решениях, о предстоящем исключении недействующих юридических лиц подлежат опубликованию в журнале "Вестник государственной регистрации". В состав публикуемых сведений входят и сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ. При этом форма размещения в журнале "Вестник государственной регистрации" этих сведений определяется редакцией журнала.

Как следует из выходных данных указанного журнала, существуют электронная и печатная его версии.

Из материалов дела видно, что сообщение о принятии решения в отношении Общества размещено в электронной версии журнала "Вестник государственной регистрации".

Порядок и сроки направления возражений установлены Законом N 129-ФЗ и одинаковы для всех. Указанные сведения публикуются в начале соответствующего раздела и предваряют список юридических лиц, в отношении которых регистрирующим органом приняты решения о предстоящем исключении их из ЕГРЮЛ как недействующих.

Лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, имеет право направить возражения относительно исключения такого юридического лица из ЕГРЮЛ. В случае направления такого заявления решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не принимается, и такое юридическое лицо может быть ликвидировано в установленном гражданским законодательством порядке.

Департамент не был лишен права направить соответствующее заявление по указанному Инспекцией адресу, что явилось бы препятствием для принятия Инспекцией решения об исключении Общества из ЕГРЮЛ, однако таких попыток судами не установлено.

Согласно постановлению от 18.05.2015 N 10-П "По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" Конституционный Суд Российской Федерации постановил признать пункт 2 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 35 (части 1, 2 и 3), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования содержащееся в нем положение допускает исключение в административном порядке (по решению регистрирующего органа) из ЕГРЮЛ юридического лица, имеющего признаки недействующего, в отношении которого судом по заявлению кредитора введена процедура банкротства.

Согласно разъяснениям, данным в письме Федеральной налоговой службы от 01.09.2015 N ГД-4-14/15374, в целях недопущения исключения из ЕГРЮЛ имеющего признаки недействующего юридического лица, в отношении которого судом по заявлению кредитора введена процедура банкротства, Федеральной налоговой службой еженедельно размещаются на Интернет-портале ФНС России (Информация управлений ЦА ФНС России/Управление регистрации и учета налогоплательщиков/Государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей) сведения о юридических лицах, в отношении которых имеются публикации как о принятом решении о предстоящем исключении в журнале "Вестник государственной регистрации", так и о несостоятельности (банкротстве) в газете "Коммерсантъ".

В этой связи Управлениям Федеральной налоговой службы по субъектам Российской Федерации поручается обеспечить использование вышеуказанных сведений в работе по исключению из ЕГРЮЛ недействующих юридических лиц вплоть до автоматизации соответствующего процесса.

Как видно из материалов дела, на момент внесения в ЕГРЮЛ записи об исключении Общества из реестра как недействующего юридического лица (23.11.2015) какая-либо процедура банкротства в рамках дела о банкротстве Общества (N А66-12875/2015) не введена, а требования кредитора обоснованными не признаны.

Сведения о введении в отношении Общества процедуры наблюдения опубликованы на сайте газеты "Коммерсантъ" только 29.01.2016, в печатной версии - 30.01.2016.

Кроме того, определением от 26.06.2016 производство по делу N А66-12875/2015 прекращено в связи с принятием отказа Департамента от заявления о признании Общества банкротом. При проведении финансового анализа состояния должника временный управляющий в рамках процедуры наблюдения установил, что средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе на выплату арбитражному управляющему, у Общества недостаточно.

Также следует учесть, что задолженность Общества перед Департаментом образовалась в периоды с 15.04.2008 по 31.12.2009 (N А66-1093/2010) и с 01.01.2010 по 31.12.2012 (N А66-3732/2013). При рассмотрении исков о взыскании указанной задолженности Общество не направило своего представителя для участия в судебных заседаниях и не представило письменных отзывов.

Учитывая изложенное, кассационная инстанция находит, что обжалуемое постановление подлежит отмене, поскольку при его принятии судом неправильно применены нормы материального права и выводы апелляционного суда не соответствуют обстоятельствам дела, а решение суда первой инстанции должно быть оставлено в силе.