::  ГлавнаяАрхив сайта — 2017 г.
>  Письмо ФНС от 30.03.17 N ГД-4-14/5914@

05.04.17

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО
от 30.03.17 N ГД-4-14/5914@


Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет "Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 1 (2017)" (далее - Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

Действительный
государственный советник
Российской Федерации
3 класса
Д.Ю.ГРИГОРЕНКО

Приложение

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ
ОРГАНОВ N 1 (2017)

1. По вопросу оспаривания решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

1.1. Поскольку в поданном с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования Уведомлении о ликвидации юридического лица по форме N Р15001 в нарушение Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, не был заполнен подпункт 5.6.2 (E-mail), суд кассационной инстанции пришел к выводу о законности оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации юридического лица и отказал в удовлетворении соответствующего заявления.

По делу N А73-9918/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Хабаровского края с заявлением о признании недействительным решения Инспекции от 15.04.2016 N 4205А об отказе в государственной регистрации сведений о принятии решения о ликвидации юридического лица и назначении ликвидатора Общества.

Решением суда от 13.10.2016, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2016, заявление общества удовлетворено, оспариваемое решение инспекции от 15.04.2016 N 4205А об отказе в государственной регистрации признано недействительным.

Инспекция, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, считая их незаконными, подала в Арбитражный суд Дальневосточного округа кассационную жалобу, в которой, ссылаясь на допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права, предлагает решение суда первой инстанции, постановление апелляционного суда отменить, а производство по делу прекратить в связи с отсутствием предмета заявленных требований.

Суд кассационной инстанции нашел жалобу Инспекции обоснованной, а принятые по делу судебные акты - подлежащими отмене.

Как установили суды и следовало из материалов дела, ликвидатор Общества Б.М.В. представила 08.04.2016 в регистрирующий орган на государственную регистрацию с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования следующие документы: Уведомление о ликвидации юридического лица по форме N Р15001; решение единственного участника Общества о ликвидации Общества и назначении ликвидатора, оформленное протоколом внеочередного собрания от 08.04.2016 N 3.

Рассмотрев представленные документы, инспекция на основании подпункта "х" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации) приняла решение от 15.04.2016 N 4205А об отказе в государственной регистрации. Регистрирующий орган указал на отсутствие в поданном в электронном виде Уведомлении по форме N Р15001 сведений об адресе электронной почты; данное обстоятельство, как отметила инспекция, свидетельствует о несоблюдении подателем уведомления требований, установленных Законом о государственной регистрации в качестве обязательных для осуществления государственной регистрации, и влечет отказ в государственной регистрации.

Суд первой инстанции и поддержавший его выводы апелляционный суд, удовлетворяя требования заявителя и признавая спорное решение Инспекции недействительным, руководствовались подпунктом "в.1" пункта 1 статьи 5, пунктом 4 статьи 9 Закона о государственной регистрации, исходили из того, что наличие в Уведомлении по форме N Р15001 адреса электронной почты не является обязательным требованием для осуществления государственной регистрации. Отклоняя соответствующие доводы Инспекции, судебные инстанции отметили, что статья 23 Закона о государственной регистрации содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в государственной регистрации, отсутствие адреса электронной почты к числу таковых не относится.

Между тем суды не учли следующее.

Статьей 20 Закона о государственной регистрации регламентирован порядок подачи в регистрирующий орган уведомления о ликвидации юридического лица.

Согласно положениям пунктов 1.1, 1.2 статьи 9 Закона о государственной регистрации требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Необходимые для государственной регистрации заявление, уведомление или сообщение представляются в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506 утверждено Положение о Федеральной налоговой службе, в соответствии с подпунктами 5.9.38, 5.9.39 которого на Федеральную налоговую службу возложены полномочия по утверждению форм заявлений, уведомлений, сообщений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств и физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей, а также требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган.

Приказом Федеральной налоговой службы от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ (далее - Приказ N ММВ-7-6/25@) утверждены формы и требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств.

Названный нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 14.05.2012, регистрационный номер 24139, опубликован в "Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти", N 44, 29.10.2012, информация размещена на официальном сайте Федеральной налоговой службы по адресу: http://www.nalog.ru.

Приложение N 8 к Приказу N ММВ-7-6/25@ содержит форму Уведомления о ликвидации юридического лица (форма N Р15001). Требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, содержатся в приложении N 20 к вышеуказанному приказу (далее - Требования).

Как видно из формы N Р15001, в подпункте 5.6.2 названной формы, являющемся частью раздела 5 "Сведения о заявителе" и пункта 5.6 "Контактные данные", следует указывать E-mail.

Подпунктом 9.6.5 Требований определено, что раздел 5 "Сведения о заявителе" вышеуказанной формы N Р15001 заполняется с учетом положений соответственно подпунктов 2.9.1 - 2.9.3, 2.9.5, 2.9.6 Требований. Пункт 5.6 "Контактные данные" заполняется с учетом положений абзаца четвертого подпункта 2.20.4 Требований.

Согласно указаниям абзаца четвертого подпункта 2.20.4 Требований подпункт 4.6.2 формы N Р11001 (E-mail) заполняется в случае направления в регистрирующий орган документов с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети Интернет, включая единый портал государственных и муниципальных услуг.

Подпунктом "х" пункта 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации определено, что несоблюдение установленного законодательством Российской Федерации порядка проведения процедуры ликвидации или реорганизации юридического лица, а также иных требований, установленных Законом о государственной регистрации в качестве обязательных для осуществления государственной регистрации, является основанием для отказа в государственной регистрации.

Судами из материалов дела установлено, что в поданном в Инспекцию с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования Обществом Уведомлении о ликвидации юридического лица по форме N Р15001 отсутствовали сведения об адресе электронной почты.

Судебные инстанции ошибочно, без учета положений приказа N ММВ-7-6/25@, квалифицировали названный адрес электронной почты не как принадлежащий заявителю уведомления, а как принадлежащий юридическому лицу, при том, что форма N Р15001 не предусматривает указание электронной почты юридического лица и соответствующие возражения относительно надлежащих мотивов принятого решения об отказе в государственной регистрации с отсылками на приказ N ММВ-7-6/25@ представлялись регистрирующим органом как в отзыве на заявление, так и в апелляционной жалобе.

Учитывая изложенное, поскольку в поданном Обществом с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования Уведомлении о ликвидации юридического лица по форме N Р15001 действительно не был заполнен подпункт 5.6.2 (E-mail), регистрирующий орган, принимая во внимание несоблюдение заявителем требований, установленных Законом о государственной регистрации в качестве обязательных для осуществления государственной регистрации, законно решением от 15.04.2016 N 4205А отказал в государственной регистрации применительно к подпункту "х" пункта 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации.

Необходимость соблюдения заявителями при подаче заявлений, уведомлений в регистрирующий орган положений приказа N ММВ-7-6/25@ согласуется с судебной практикой Верховного Суда Российской Федерации (определение от 30.05.2016 N 310-КГ16-4707, от 22.03.2016 N 306-КГ16-963, решение от 14.01.2015 N АКПИ14-1297).

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, относительно отсутствия в поданном Обществом уведомлении по форме N Р15001 адреса электронной почты, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основе исследования и оценки имеющихся в деле доказательств, но судами неправильно применены нормы материального права, судебная коллегия в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отменяет обжалуемые судебные акты и, не направляя дело на новое рассмотрение, принимает новый судебный акт - об отказе в удовлетворении заявления общества.

1.2. Признавая недействительным решение об отказе в государственной регистрации юридического лица, обусловленное отсутствием нотариального удостоверения заявлений о выходе участников общества с ограниченной ответственностью из общества, суды исходили из того, что соответствующие заявления поступили от участников до вступления в законную силу изменений, предусматривающих нотариальное удостоверение таких заявлений, а правовые последствия в виде отказа в государственной регистрации ввиду пропуска установленного Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" месячного срока для подачи документов для государственной регистрации законом не предусмотрены.

По делу N А07-9582/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к Межрайонной инспекции о признании незаконными решений об отказе в государственной регистрации N 2155А от 04.02.2016 и N 2214А от 05.02.2016 и об обязании Межрайонной инспекции зарегистрировать изменения, касающиеся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.09.2016 требования Общества удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с вынесенным судебным актом, В.М.Ф. обратился в суд апелляционной инстанции с жалобой, в которой просил решение от 13.09.2016 отменить в части обязания регистрирующего органа произвести государственную регистрацию изменений в сведения о юридическом лице на основании заявлений К.О.М. и Ч.С.В. N 2155А от 04.02.2016 и N 2214А от 05.02.2016, в удовлетворении требований в этой части отказать.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 94 Гражданского кодекса Российской Федерации участник общества с ограниченной ответственностью вправе выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества путем:

1) подачи заявления о выходе из общества, если такая возможность предусмотрена уставом общества;

2) предъявления к обществу требования о приобретении обществом доли в случаях, предусмотренных пунктами 3 и 6 статьи 93 указанного Кодекса и законом об обществах с ограниченной ответственностью.

Согласно пункту 7 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) доля или часть доли переходит к обществу, в частности, с даты получения обществом заявления участника общества о выходе из общества, если право на выход из общества участника предусмотрено уставом общества.

Согласно пункту 7.1 статьи 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью документы для государственной регистрации соответствующих изменений должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня перехода доли или части доли к обществу. Указанные изменения приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации.

Согласно пункту 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны. В предусмотренных Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" случаях для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли.

В силу пунктов 4, 4.1 статьи 9 Закона N 129-ФЗ регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов, кроме документов, установленных названным Федеральным законом, и не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных названным Федеральным законом.

В силу пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается, в случае непредставления определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, в частности несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами (подпункт "г" пункта 1 статьи 23).

Из решения регистрирующего органа N 2214А от 05.02.2016 следует, что основанием для отказа в государственной регистрации вносимых изменений послужило отсутствие нотариального удостоверения заявления о выходе участников К.О.М. и Ч.С.В. из общества, а также то, что документы для государственной регистрации представлены по истечении месячного срока с даты получения обществом заявления о выходе из состава участников.

Как следует из пункта 1 статьи 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью в редакции Федерального закона от 30.03.2015 N 67-ФЗ, вступившего в законную силу с 01.01.2016, участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества. Заявление участника общества о выходе из общества должно быть нотариально удостоверено по правилам, предусмотренным законодательством о нотариате для удостоверения сделок.

Согласно пункту 1 статьи 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью в редакции, действовавшей до 31.12.2015 (на дату подачи заявления в общество), участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества.

Таким образом, как верно указал суд первой инстанции, требование о нотариальном удостоверении заявления о выходе из общества предусмотрено начиная с 01.01.2016.

По смыслу пункта 7 статьи 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью участник общества перестает быть таковым с даты получения обществом заявления участника о выходе из общества.

Таким образом, поскольку заявления участников общества К.О.М. и Ч.С.В. получены обществом 23.12.2015, нотариальное удостоверение заявлений о выходе из общества на дату их подачи в общество не требовалось.

Учитывая изложенное, заявителем в регистрирующий орган были представлены все необходимые документы для государственной регистрации изменений.

Относительно пропуска месячного срока, предусмотренного для подачи в регистрирующий орган заявления о государственной регистрации, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что правовых последствий пропуска указанного срока в виде отказа в государственной регистрации Закон N 129-ФЗ не предусматривает.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии законных оснований для отказа в государственной регистрации является обоснованным.

1.3. Установив, что в нарушение положений пункта 2 статьи 11 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение единственного участника общества с ограниченной ответственностью не содержит сведений о порядке и сроках оплаты уставного капитала общества, о размере и номинальной стоимости доли учредителя, в связи с чем данный документ расценен регистрирующим органом как непредставленный, суды признали решение Инспекции об отказе в государственной регистрации юридического лица законным.

По делу N А60-12861/2016 О.А.В. обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным решения к Инспекции от 26.10.2015 N 38177А об отказе в государственной регистрации юридического лица, взыскании с Российской Федерации в лице Федеральной налоговой службы убытков в виде неправомерно понесенных расходов по уплате государственной пошлины, по нотариальному заверению документов при первоначальном обращении в регистрирующий орган, а также расходов по уплате государственной пошлины.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 02.08.2016 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2016 решение суда первой инстанции от 02.08.2016 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе О.А.В. просит решение суда первой инстанции от 02.08.2016 и постановление суда апелляционной инстанции от 03.11.2016 отменить, принять новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции не усмотрел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, О.А.В. в регистрирующий орган 19.10.2015 представлено заявление по форме N Р11001 о государственной регистрации общества с ограниченной ответственностью при создании с приложением пакета документов: документа об уплате государственной пошлины, решения от 13.10.2015 N 1, устава общества, гарантийного письма от 12.10.2015, свидетельств о государственной регистрации права, доверенности.

Регистрирующим органом 26.10.2015 вынесено решение N 38177А об отказе в государственной регистрации юридического лица при создании с указанием следующих причин: отсутствует документ об уплате государственной пошлины (в представленном документе плательщиком указано иное лицо), решение от 13.10.2015 N 1 не содержит сведений о размере и номинальной стоимости доли единственного учредителя, порядке и сроках оплаты уставного капитала общества.

В соответствии со статьей 12 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации) при государственной регистрации создаваемого юридического лица в регистрирующий орган представляются: а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что представленные учредительные документы (в случае, если юридическое лицо действует на основании устава, утвержденного его учредителями (участниками), или учредительного договора) соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям к учредительным документам юридического лица данной организационно-правовой формы, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах, иных представленных для государственной регистрации документах, заявлении о государственной регистрации, достоверны, что при создании юридического лица соблюден установленный для юридических лиц данной организационно-правовой формы порядок их учреждения, в том числе оплаты уставного капитала (уставного фонда, складочного капитала, паевых взносов) на момент государственной регистрации, и в установленных законом случаях согласованы с соответствующими государственными органами и (или) органами местного самоуправления вопросы создания юридического лица; б) решение о создании юридического лица в виде протокола, договора или иного документа в соответствии с законодательством Российской Федерации; в) учредительные документы юридического лица; г) выписка из реестра иностранных юридических лиц соответствующей страны происхождения или иное равное по юридической силе доказательство юридического статуса иностранного юридического лица - учредителя; д) документ об уплате государственной пошлины.

Согласно подпункту "а" пункта 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных данным Законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа.

В соответствии с пунктом 2 статьи 11 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в случае учреждения общества одним лицом решение об учреждении общества должно определять размер уставного капитала общества, порядок и сроки его оплаты, а также размер и номинальную стоимость доли учредителя.

В материалы дела представлено решение от 13.10.2015 N 1 единственного участника общества с ограниченной ответственностью, согласно которому О.А.В. приняты следующие решения: создать общество с ограниченной ответственностью; утвердить устав общества; утвердить местонахождение и адрес данного общества; утвердить уставный капитал общества в размере 10 000 руб.; избрать директором общества Е.В.В.

Исследовав доводы и возражения участвующих в споре лиц, оценив представленные в материалы дела документы, установив, что в нарушение вышеупомянутых положений законодательства решение единственного участника от 13.10.2015 не содержит сведений о порядке и сроках оплаты уставного капитала общества, о размере и номинальной стоимости доли учредителя, в связи с чем данный документ расценен регистрирующим органом как непредставленный, суды признали решение инспекции от 26.10.2015 N 38177А об отказе в государственной регистрации юридического лица законным.

Суд округа полагает, что указанный вывод судов соответствуют установленным им фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, основан на верном применении норм права, регулирующих спорные отношения.

1.4. Из содержания пункта 2 статьи 19 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" следует, что решение об увеличении уставного капитала общества принимается теми участниками, сведения о которых как об участниках имеются в Едином государственном реестре юридических лиц на момент принятия такого решения. Лица, которые на момент принятия решения не имеют статуса участника общества, в том числе те лица, о принятии которых в состав участников общества принимается решение, в принятии указанного решения и в подписании его участия не принимают.

По делу N А03-11347/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения от 06.05.2016 N 6621А об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, и обязании зарегистрировать изменения, вносимые в сведения об Обществе, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, связанные с внесением изменений в учредительные документы.

Решением от 05.08.2016 Арбитражного суда Алтайского края заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с решением суда, Инспекция обратилась в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда от 05.08.2016 и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований Общества полностью.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляются, в том числе: а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах и в заявлении, достоверны и соблюден установленный федеральным законом порядок принятия решения о внесении изменений в учредительные документы юридического лица; б) решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица либо иное решение и (или) документы, являющиеся в соответствии с федеральным законом основанием для внесения данных изменений; в) изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, или учредительные документы юридического лица в новой редакции; г) документ об уплате государственной пошлины.

Согласно пункту 4 статьи 9 Закона N 129-ФЗ регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов, кроме документов, установленных настоящим Федеральным законом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления определенных Законом о регистрации необходимых для государственной регистрации документов (подпункт "а").

Как установлено судом первой инстанции, подтверждается материалами дела и не оспаривается лицами, участвующими в деле, для государственной регистрации изменений обществом представлен полный пакет документов.

Отказ в регистрации изменений, вносимых в Единый государственный реестр юридических лиц, обоснован регистрирующим органом необходимостью подписания решения общества о принятых изменениях третьим лицом - иностранным юридическим лицом и нотариального удостоверения факта принятия такого решения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 19 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ) общее собрание участников общества может принять решение об увеличении его уставного капитала на основании заявления третьего лица (заявлений третьих лиц) о принятии его в общество и внесении вклада, если это не запрещено уставом общества. Такое решение принимается всеми участниками общества единогласно.

Из содержания приведенной нормы права следует, что решение об увеличении уставного капитала общества принимается теми участниками, сведения о которых как об участниках имеются в Едином государственном реестре юридических лиц на момент принятия такого решения. Лица, которые на момент принятия решения не имеют статуса участника общества, в том числе те лица, о принятии которых в состав участников общества принимается решение, в принятии указанного решения и в подписании его участия не принимают.

Факт принятия такого решения и состав присутствовавших при его принятии участников общества должны быть подтверждены путем нотариального удостоверения (пункт 3 статьи 17 Закона N 14-ФЗ).

Из материалов дела следует, что 22.04.2016 единственным участником Общества Г.П.А. (100% доля) принято решение N 4 о принятии в состав участников общества - иностранного юридического лица, об увеличении уставного капитала общества за счет вклада третьего лица - иностранного юридического лица, об утверждении итогов внесения дополнительного вклада третьим лицом, размера вклада третьего лица, о внесении изменений в ЕГРЮЛ в связи с увеличением уставного капитала общества за счет принятия третьего лица, об утверждении учредительных документов в новой редакции.

Обществу выдано свидетельство 22 АА 1547576 от 22.04.2016, подтверждающее нотариальное удостоверение о принятых решениях.

Учитывая, что лица, которые на момент принятия решения не имеют статуса участника общества, в том числе те лица, о принятии которых в состав участников общества принимается решение, в принятии указанного решения и в подписании его участия не принимают, требование регистрирующего органа по представлению на регистрацию решения общества о принятых изменениях, подписанного иностранным юридическим лицом, и нотариального удостоверения факта принятия такого решения не соответствует положениям Закона N 14-ФЗ.

Поскольку на государственную регистрацию обществом представлен полный пакет документов, Инспекцией необоснованно отказано в государственной регистрации по причине непредставления на регистрацию решения, подписанного третьим лицом (иностранным юридическим лицом), и отсутствия нотариального удостоверения факта принятия такого решения.

В связи с чем, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об отсутствии у регистрирующего органа правовых оснований для отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица.

1.5. Положения абзаца второго пункта 4 статьи 57, абзаца второго пункта 1 статьи 60.1 Гражданского кодекса Российской Федерации применимы и к случаям реорганизации в форме присоединения.

По делу N А65-10900/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции N 45371А от 19 октября 2015 года об отказе в государственной регистрации.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 7 сентября 2016 года в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе Общество просило решение суда отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной 45371А об отказе в государственной регистрации от 19 октября 2015 года.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, заявителем 12 октября 2015 года в Межрайонную инспекцию для государственной регистрации прекращения деятельности ООО "А." в связи с присоединением его к Обществу представлены документы, установленные пунктом 3 статьи 17 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предприятий" (вх. N 45371А).

Межрайонной инспекцией 19 октября 2015 года было принято решение N 45371А об отказе в государственной регистрации в соответствии с пунктом 1 статьи 23 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предприятий" (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ) в связи с тем, что не соблюден установленный Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ) порядок реорганизации в части соблюдения специального срока, предусмотренного для предъявления требований по пункту 1 статьи 60.1 ГК РФ; заявление о регистрации представлено в срок, решение по которому будет принято ранее истечения трех месяцев с момента внесения записи о начале процедуры реорганизации в ЕГРЮЛ.

Пунктом 3 статьи 17 Федерального закона N 129-ФЗ установлен перечень документов, необходимых при государственной регистрации внесения записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица. Перечень документов является исчерпывающим. Закрытый перечень оснований для отказа в государственной регистрации установлен статьей 23 Федерального закона N 129-ФЗ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 13.1 Федерального закона N 129-ФЗ юридическое лицо в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о его реорганизации обязано в письменной форме сообщить в регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации, в том числе о форме реорганизации, с приложением решения о реорганизации. В случае участия в реорганизации двух и более юридических лиц такое уведомление направляется юридическим лицом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным решением о реорганизации. На основании этого уведомления регистрирующий орган в срок не более трех рабочих дней вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо (юридические лица) находится (находятся) в процессе реорганизации.

Форма уведомления о начале процедуры реорганизации (форма N Р12003) утверждена приказом Федеральной налоговой службы от 25 января 2012 года N ММВ-7-6/25@.

Уведомление о реорганизации публикуется в журнале "Вестник государственной регистрации", что предусмотрено приказом Федеральной налоговой службы от 16 июня 2006 года N САЭ-3-09/355@.

Пункт 5 статьи 51 Федерального закона от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" предусматривает, что реорганизуемое общество после внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о его реорганизации. В случае, если в реорганизации участвуют два и более общества, сообщение о реорганизации опубликовывается от имени всех участвующих в реорганизации обществ обществом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным договором о слиянии или договором о присоединении. При этом кредиторы общества не позднее чем в течение тридцати дней с даты последнего опубликования сообщения о реорганизации общества вправе потребовать в письменной форме досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения такого обязательства - его прекращения и возмещения связанных с этим убытков.

Согласно пункту 4 статьи 57 ГК РФ государственная регистрация юридического лица, создаваемого в результате реорганизации (в случае регистрации нескольких юридических лиц - первого по времени государственной регистрации), допускается не ранее истечения соответствующего срока для обжалования решения о реорганизации (пункт 1 статьи 60.1).

Пунктом 1 статьи 60.1 ГК РФ установлено, что решение о реорганизации юридического лица может быть признано недействительным по требованию участников реорганизуемого юридического лица, а также иных лиц, не являющихся участниками юридического лица, если такое право им предоставлено законом. Указанное требование может быть предъявлено в суд не позднее чем в течение трех месяцев после внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации, если иной срок не установлен законом.

В силу статьи 60 ГК РФ в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о реорганизации юридического лица оно обязано уведомить в письменной форме уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, о начале процедуры реорганизации с указанием формы реорганизации. В случае участия в реорганизации двух и более юридических лиц такое уведомление направляется юридическим лицом, последним принявшим решение о реорганизации или определенным решением о реорганизации.

На основании такого уведомления уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридические лица находятся в процессе реорганизации.

Пунктом 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" установлено, что согласно абзацу второму пункта 5 статьи 58 ГК РФ к отношениям, возникающим при реорганизации юридического лица в форме преобразования, не применяются положения статьи 60 ГК РФ. Исключением из этого правила является положение пункта 1 статьи 60 ГК РФ об обязанности юридического лица в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о реорганизации уведомить уполномоченный государственный орган о начале реорганизации, в том числе в форме преобразования.

Учитывая разъяснения в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", позволившие применять положения абзаца второго пункта 4 статьи 57, абзаца второго пункта 1 статьи 60.1 ГК РФ не только при реорганизации в форме слияния, разделения, выделения, но и при реорганизации в форме преобразования, исходя из равенства участников регулируемых гражданским законодательством отношений, а также аналогии закона (статьи 1 и 6 ГК РФ) положения абзаца второго пункта 4 статьи 57, абзаца второго пункта 1 статьи 60.1 ГК РФ применимы и к случаям реорганизации в форме присоединения.

Несоблюдение установленного ГК РФ порядка реорганизации в части соблюдения специального срока для регистрации юридического лица влечет отказ в государственной регистрации.

В данном случае сведения о начале процедуры реорганизации внесены в ЕГРЮЛ 23 июля 2015 года, запись N 2151690751947. Сообщение о реорганизации опубликовано в журнале "Вестник государственной регистрации" 5 августа 2015 года, повторно 9 сентября 2015 года. Документы для завершения реорганизации представлены в Межрайонную инспекцию 12 октября 2015 года, то есть до истечения трехмесячного срока с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации, в течение которого решение о реорганизации может быть обжаловано.

Таким образом, государственная регистрация в связи с завершением процедуры реорганизации должна осуществляться с соблюдением срока, предусмотренного для обжалования решения о реорганизации, то есть не ранее истечения трех месяцев после внесения записи о начале процедуры реорганизации в ЕГРЮЛ.

Вышеприведенные обстоятельства явились основанием для вынесения регистрирующим органом оспариваемого решения N 45371А от 19 октября 2015 года об отказе в государственной регистрации. Нарушений требований законодательства при его вынесении арбитражным судом не установлено.

1.6. При рассмотрении спора о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица суды пришли к выводу о том, что юридическим лицом, прекращающим деятельность в результате реорганизации в форме присоединения, не исполнена обязанность уведомления кредиторов в соответствии с пунктом 2 статьи 13.1 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", в связи с чем в удовлетворении заявленных требований было отказано.

По делу N А12-29842/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции от 22.03.2016 об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица Общества при реорганизации в форме присоединения к ООО "В.".

Решением суда первой инстанции от 29 августа 2016 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Общество не согласилось с принятым судебным актом и обратилось в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просило решение суда первой инстанции отменить по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Как следует из материалов дела, 15.03.2016 Общество обратилось в Инспекцию с заявлением о прекращении деятельности путем реорганизации в форме присоединения к ООО "В." (форма Р16003) с приложением передаточного акта, договора о присоединении, протокола совместного общего собрания участников Общества, ООО "В.", ООО "Х." от 09.09.2015, сведений из Вестника государственной регистрации, доверенности.

22.03.2016 по результатам рассмотрения заявления Общества Инспекцией принято решение об отказе в государственной регистрации в соответствии с "а", "с", "х" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 57 Гражданского кодекса Российской Федерации реорганизация юридического лица может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

Согласно статье 60 Гражданского кодекса Российской Федерации учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица.

В соответствии с пунктом 1 статьи 13.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ юридическое лицо в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о его реорганизации обязано в письменной форме сообщить в регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации, в том числе о форме реорганизации, с приложением решения о реорганизации. В случае участия в реорганизации двух и более юридических лиц такое уведомление направляется юридическим лицом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным решением о реорганизации. На основании этого уведомления регистрирующий орган в срок не более трех рабочих дней вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо (юридические лица) находится (находятся) в процессе реорганизации.

В силу пункта 2 указанной статьи реорганизуемое юридическое лицо после внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей реорганизации. В случае участия в реорганизации двух и более юридических лиц уведомление о реорганизации опубликовывается от имени всех участвующих в реорганизации юридических лиц юридическим лицом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным решением о реорганизации. В уведомлении о реорганизации указываются сведения о каждом участвующем в реорганизации, создаваемом (продолжающем деятельность) в результате реорганизации юридическом лице, форма реорганизации, описание порядка и условий заявления кредиторами своих требований, иные сведения, предусмотренные федеральными законами. Реорганизуемое юридическое лицо в течение пяти рабочих дней после даты направления уведомления о начале процедуры реорганизации в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в письменной форме уведомляет известных ему кредиторов о начале реорганизации, если иное не предусмотрено федеральными законами.

В силу пункта 5 статьи 51 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ) реорганизуемое общество после внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о его реорганизации. В случае если в реорганизации участвуют два и более общества, сообщение о реорганизации опубликовывается от имени всех участвующих в реорганизации обществ обществом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным договором о слиянии или договором о присоединении. При этом кредиторы общества не позднее чем в течение тридцати дней с даты последнего опубликования сообщения о реорганизации общества вправе потребовать в письменной форме досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения такого обязательства - его прекращения и возмещения связанных с этим убытков.

Приказом ФНС России от 16.06.2006 N САЭ-3-09/355@ "Об обеспечении публикации и издания сведений о государственной регистрации юридических лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной регистрации" установлено, что сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ и предназначенные для публикации, размещаются в сети Интернет на сайте ФНС России. Указанные сведения, а также иные сведения, подлежащие опубликованию в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной регистрации, публикуются в журнале "Вестник государственной регистрации".

Подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ определено, что основанием для отказа в регистрации юридического лица является непредставление заявителем определенных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ необходимых для государственной регистрации документов. При этом предоставляемые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и содержать достоверную информацию.

Согласно подпункту "с" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ регистрирующий орган вправе отказать в регистрации в случае неисполнения юридическим лицом в процессе реорганизации обязанности уведомить кредиторов в соответствии со статьей 7.1 и пунктом 2 статьи 13.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ.

Согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, адрес (место нахождения) постоянно действующего исполнительного органа Общества: 404120, Волгоградская область, г. Волжский, ул. им. Карбышева, д. 76, офис 916.

В сведениях, опубликованных в журнале "Вестник государственной регистрации" часть 1 N 47 (559) от 02.12.2015/2075 и часть 1 N 1 (564) от 13.01.2016/2044, содержатся недостоверные сведения об адресе (месте нахождения) юридического лица Общества (ОГРН 1143435001742), прекращающем деятельность в результате реорганизации в форме присоединения, а именно: 404120, Волгоградская область, г. Волжский, ул. им. Карбышева, д. 76, офис 912.

Учитывая, что представляемые для регистрации документы должны отвечать требованиям достоверности содержащейся в них информации, установив факт публикации заявителем недостоверных сведений в журнале "Вестник государственной регистрации" от 02.12.2015 и 13.01.2016, суд первой инстанции обоснованно указал, что регистрирующий орган пришел к правомерному выводу о несоблюдении обществом порядка уведомления о реорганизации, предусмотренного пунктом 1 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 2 статьи 13.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ.

Таким образом, Обществом, прекращающим деятельность в результате реорганизации в форме присоединения, не исполнена обязанность уведомления кредиторов в соответствии с пунктом 2 статьи 13.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ.

1.7. С учетом того, что у регистрирующего органа имелись предусмотренные подпунктом "ф" пунктом 1 статьи 23 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" основания для отказа в государственной регистрации, суды признали правомерным обжалуемое решение об отказе в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А73-9914/2016 Б.М.В. обратился в Арбитражный суд Хабаровского края с заявлением к регистрирующему органу о признании недействительным решения от 23.03.2016 N 358А об отказе в государственной регистрации юридического лица при создании; об обязании провести государственную регистрацию юридического лица.

Решением суда от 03.10.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, Б.М.В. обратился в Шестой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда первой инстанции отменить, принять новый судебный акт, которым признать недействительным оспариваемое решение регистрирующего органа, с обязанием внести соответствующие заявлению изменения, провести государственную регистрацию указанных изменений.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, регулирует Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ), согласно положениям статьи 4 которого Единый государственный реестр юридических лиц является федеральным информационным ресурсом, представляющим из себя информацию, содержащуюся в федеральной информационной системе.

Одним из принципов правового регулирования технологий и информации является принцип достоверности информации (статья 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации").

Согласно подпункту "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае, если в регистрирующий орган представлены документы для включения сведений об учредителе (участнике) юридического лица либо о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, в отношении одного из следующих лиц: владевших на момент исключения общества с ограниченной ответственностью из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего юридического лица не менее чем пятьюдесятью процентами голосов от общего количества голосов участников данного общества с ограниченной ответственностью, которое на момент его исключения из единого государственного реестра юридических лиц имело задолженность перед бюджетом или бюджетами бюджетной системы Российской Федерации либо в отношении которого указанная задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица, при условии, что на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года с момента исключения данного общества с ограниченной ответственностью из единого государственного реестра юридических лиц; имевших на момент исключения юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего юридического лица право без доверенности действовать от имени такого юридического лица, которое на момент его исключения из единого государственного реестра юридических лиц имело задолженность перед бюджетом или бюджетами бюджетной системы Российской Федерации либо в отношении которого указанная задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица, при условии, что на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года с момента исключения указанного юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц.

Пунктом 1 статьи 21.1 Федерального закона N 129-ФЗ предусмотрено, что юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность; такое юридическое лицо может быть исключено из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, предусмотренном указанным Федеральным законом.

Судом установлено, что согласно сведениям, указанным заявителем в представленном заявлении, во вновь создаваемом обществе единственным учредителем, лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени юридического лица (руководителем), значится Б.М.В. ИНН 270392198197, и в процессе установления возможности осуществления регистрационных действий, выявлено, что единственный учредитель, руководитель создаваемого общества Б.М.В. является либо учредителем, либо лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени юридического лица, либо и тем и другим в шести юридических лицах, которые были исключены из ЕГРЮЛ согласно статье 21.1 Федерального закона N 129-ФЗ, как фактически прекратившие свою деятельность, и на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года с момента исключения данных обществ из ЕГРЮЛ.

Согласно информации, поступившей из Инспекции, а именно решений "О признании недоимки, задолженности по пеням и штрафам, числящихся по состоянию на 1 января 2015 года за организациями, которые отвечают признаками недействующего юридического лица, безнадежными к взысканию и об их списании" от 24.08.2015 N 116 (в отношении ООО "Д."), от 30.09.2015 N 278 (в отношении СПО "З."), в которых Б.М.В. числился лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени юридического лица, списана задолженность ООО "Д." в сумме 3804284,34 руб., СПО "З." - в сумме 2214402,11 руб.; кроме того, три года с момента исключения СПО "З." и ООО "Д." из ЕГРЮЛ не истекли.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что Б.М.В. относится к категории уполномоченных лиц, задействованных ранее в деятельности юридических лиц, нарушивших действующее законодательство о государственной регистрации юридических лиц, и налоговым органом обоснованно отказано в государственной регистрации юридического лица - общества.

Поскольку судом первой инстанции отказано в признании незаконным решения регистрирующего, соответственно нет и оснований для применения предлагаемого заявителем способа устранения допущенных нарушений прав и законных интересов заявителя.

Правомерно судом первой инстанции отклонен довод Б.М.В. о том, что на момент исключения СПО "З." из реестра заявитель не являлся председателем совета СПО "З.", поскольку в ходе судебного разбирательства установлено, что решение общего собрания СПО "З." о том, что председатель совета - Б.М.В. в установленном порядке освобожден от должности, в регистрирующий орган не поступало; заявление по установленной форме N Р14001 для внесения в ЕГРЮЛ сведений об изменении постоянно действующего исполнительного органа согласно статье 17 Федерального закона N 129-ФЗ не представлено.

Кроме того, судом первой инстанции также обоснованно отклонен довод заявителя о том, что в оспариваемом решении не указаны все основания, по которым произведен спорный отказ.

Так, пунктом 2 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ предусмотрено, что решение об отказе в государственной регистрации должно содержать основания отказа с обязательной ссылкой на нарушения, предусмотренные пунктом 1 указанной статьи, и такое основание в оспариваемом решении регистрирующего органа содержится.

Иных доводов, опровергающих вышеназванные выводы суда, апелляционная жалоба не содержит, в связи с чем удовлетворению не подлежит.

1.8. Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и предпринимателей" не предусмотрено повторное рассмотрение документов, по которым уже было принято соответствующее решение, несмотря на представление новых документов.

По делу N А65-12377/2016 С.С.Г. обратился в арбитражный суд с заявлением к Инспекции о признании недействительным решения N 4845А от 27.08.2007.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.10.2016 в удовлетворении заявленного требования отказано.

В апелляционной жалобе С.С.Г. просил суд апелляционной инстанции решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.10.2016 отменить и принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены обжалуемого судебного акта.

В соответствии с требованиями ст. 22.3 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (в редакции, действующей в период подачи заявления; далее - Закон N 129-ФЗ), государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием им решения о прекращении данной деятельности осуществляется на основании представляемых в регистрирующий орган следующих документов: а) подписанного заявителем заявления о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти; б) документа об уплате государственной пошлины; в) документ, подтверждающий представление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений в соответствии с подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" и в соответствии с частью 4 статьи 9 Федерального закона "О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений".

Судом первой инстанции по материалам дела установлено, что 17.08.2007 С.С.Г. направил в инспекцию пакет документов, состоящий из заявления о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя по форме N Р26001 и документа об уплате государственной пошлины.

При этом отсутствовал документ, подтверждающий представление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений в соответствии с подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", выдаваемого органами Пенсионного фонда в виде Справки, что являлось основанием для отказа в соответствии со ст. 23 Закона N 129-ФЗ.

В связи с тем, что заявителем не был представлен документ, подтверждающий представление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений в соответствии с подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", выдаваемый органами Пенсионного фонда в виде Справки, регистрирующий орган 27.08.2007 правомерно вынес решение об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя в случае непредставления необходимых для государственной регистрации документов.

На момент принятия решения об отказе в государственной регистрации, перечень оснований для отказа в государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, установленный статьей 23 Закона N 129-ФЗ, являлся исчерпывающим:

а) непредставление определенных Законом N 129-ФЗ необходимых для государственной регистрации документов;

б) представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган;

в) предусмотренном пунктом 2 статьи 20 или пунктом 4 статьи 22.1 Закона N 129-ФЗ.

Таким образом, регистрирующий орган обоснованно вынес решение от 27.08.2007 об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности качестве индивидуального предпринимателя С.С.Г., в связи с непредставлением документа, подтверждающего представление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений в соответствии с подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", выдаваемого органами Пенсионного фонда в виде Справки.

27.08.2007 решение об отказе в государственной регистрации N 4845А было направлено заявителю вместе с сопроводительным письмом за исх. N 05-22/05425 по почте заказным почтовым отправлением по адресу: 423825, РТ, г. Набережные Челны, пр-к Яшьлек, д. 39, кв. 374.

Довод заявителя о том, что после вынесения решения от 27.08.2007 N 4845А им в адрес регистрирующего органа в марте 2008 года была направлена копия протокола к ведомости ПФР, следовательно, регистрирующий орган должен был внести в государственный реестр запись о прекращении деятельности заявителя в качестве индивидуального предпринимателя, суд первой инстанции обоснованно отклонил на основании следующего.

Статьей 8 Закона N 129-ФЗ установлено, что государственная регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган.

Следовательно, регистрирующий орган в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган осуществляет государственную регистрацию либо выносит решение об отказе в государственной регистрации.

Таким образом, данными нормами установлен предельный пятидневный срок для принятия соответствующего решения, при этом законом не установлен запрет на регистрацию ранее чем 5 рабочих дней с момента представления документов.

Законом N 129-ФЗ не предусмотрено повторное рассмотрение этих же документов, уже представленных на государственную регистрацию, по которым уже было принято соответствующее решение, несмотря на представление новых документов.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что у налогового органа отсутствовала обязанность по внесению в реестр записи о прекращении деятельности заявителя в качестве индивидуального предпринимателя.

2. По вопросу оспаривания решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

2.1. Исследовав и оценив представленные в дело доказательства в совокупности и взаимосвязи, суды пришли к выводу о том, что заявления о государственной регистрации юридических лиц - обществ с ограниченной ответственностью - подписаны неуполномоченным лицом и содержат недостоверные сведения о физическом лице как о единоличном исполнительном органе учредителя, уполномоченным распоряжаться имуществом учредителя, в том числе, путем внесения его в качестве вклада в уставный капитал созданных хозяйственных обществ, в связи с чем соответствующие решения о государственной регистрации признаны недействительными.

По делу N А17-6661/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с заявлением о признании недействительными решений Инспекции от 21.09.2015 о государственной регистрации юридического лица - ООО "Б-к" и от 24.09.2015 о государственной регистрации юридического лица - ООО "Б-т".

Решением суда от 31.05.2016 решения Инспекции от 21.09.2015 и от 24.09.2015 признаны недействительными.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 02.09.2016 решение суда оставлено без изменения.

ООО "С." не согласилось с принятыми судебными актами и обратилось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Как следует из материалов дела, 24.08.2015 и 25.07.2015 А.П.О. как генеральный директор Общества принял решения о создании юридических лиц - ООО "Б-т" и ООО "Б-к". При этом в качестве вклада в уставный капитал созданных хозяйственных обществ внесено имущество, принадлежащее Обществу.

Учредитель 14.09.2015 и 17.09.2015 представил в Инспекцию необходимые документы для государственной регистрации юридических лиц: заявления по форме N Р11001 о создании юридического лица, решения от 25.07.2015 и от 24.08.2015 и уставы ООО "Б-т" и ООО "Б-к".

Инспекция 21.09.2015 и 24.09.2015 на основании представленных документов приняла решения N 10061А, 10235А о государственной регистрации юридических лиц - ООО "Б-т" и ООО "Б-к".

Отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

Согласно абзацу 2 статьи 1 Закона N 129-ФЗ государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей - это акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с указанным Федеральным законом.

Решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр (пункт 1 статьи 11 Закона N 129-ФЗ).

Статья 12 Закона N 129-ФЗ содержит исчерпывающий перечень документов, представляемых для государственной регистрации создаваемого юридического лица.

В силу пункта 4.1 статьи 9 Закона N 129-ФЗ регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных указанным Федеральным законом.

Вместе с тем сама по себе подача в регистрирующий орган документов, перечисленных в статье 12 Закона N 129-ФЗ, не является основанием для государственной регистрации в том случае, если содержащиеся в этих документах сведения недостоверны, а создание юридического лица осуществлено с нарушением закона.

Согласно подпункту "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

Подписание неуполномоченным лицом заявления о государственной регистрации или заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, является основанием для отказа в государственной регистрации (подпункт "д" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ).

Как следует из материалов дела и установили суды, в заявлениях о государственной регистрации юридических лиц - ООО "Б-т" и ООО "Б-к", на странице 1 листа Н в качестве заявителя указан руководитель Общества А.П.О.

Суды установили и материалами дела подтверждается, что Общество неоднократно направляло в регистрирующий орган извещения о смене руководителя Общества.

Кроме того, суды установили, что факт прекращения полномочий А.П.О. в качестве генерального директора Общества установлен вступившими в законную силу решениями Ленинского районного суда города Иваново по делам N 2-718/2015 и 2-2117/2015, определениями Арбитражного суда Ивановской области и Второго арбитражного апелляционного суда от 10.03.2015 и от 28.10.2015 соответственно по делу N А17-161/2015.

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства в совокупности и взаимосвязи, суды пришли к выводу о том, что заявления о государственной регистрации юридических лиц - ООО "Б-т" и ООО "Б-к" - подписаны неуполномоченным лицом и содержат недостоверные сведения об А.П.О. как о единоличном исполнительном органе Общества, уполномоченным распоряжаться имуществом Общества, в том числе, путем внесения его в качестве вклада в уставный капитал созданных хозяйственных обществ.

Установленные судами фактические обстоятельства и сделанные на их основе выводы соответствуют материалам дела, им не противоречат и не подлежат переоценке судом кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Довод заявителя жалобы о том, что прекращение полномочий А.П.О. в качестве генерального директора Общества не подтверждено вступившими в законную силу судебными актами (определениями Арбитражного суда Ивановской области и Второго арбитражного апелляционного суда от 10.03.2015 и от 28.10.2015 соответственно по делу N А17-161/2015 и решениями Ленинского районного суда города Иваново по делам N 2-718/2015 и 2-2117/2015), правомерно отклонен судами первой и апелляционной инстанций.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2011 N 30-П разъяснено, что признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения, принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Суды установили, что факт прекращения полномочий А.П.О. в качестве генерального директора Общества установлен вступившими в законную силу судебными актами, в том числе решениями Ленинского районного суда города Иваново по делам N 2-718/2015 и 2-2117/2015, определениями Арбитражного суда Ивановской области и Второго арбитражного апелляционного суда от 10.03.2015 и от 28.10.2015 соответственно по делу N А17-161/2015. При этом участвующие в деле лица данный факт не опровергли.

При таких обстоятельствах суды обоснованно приняли во внимание вступившие в законную силу судебные акты, поскольку указанные в них обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения рассматриваемого спора.

Ссылка заявителя жалобы на статьи 33, 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно которым решение о прекращении полномочий генерального директора Общества вправе принимать только его участники или совет директоров, правомерно отклонена судом апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции установил, что согласно приказу Общества от 10.12.2014 N 4 А.П.О. уволен с должности генерального директора Общества на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации - в связи с подачей заявления об увольнении по собственному желанию. При этом на момент рассмотрения настоящего дела указанный приказ отменен не был, незаконным не признан, А.П.О. в Ленинском районном суде города Иваново отказался от требования о его оспаривании.

С учетом изложенного, суды правомерно удовлетворили заявленное Обществом требование.

2.2. Отказывая в удовлетворении требований, направленных на оспаривание государственной регистрации ликвидации предприятия, суды исходили из того, что судебным актом суда общей юрисдикции не установлено наличие у предприятия денежных обязательств перед заявителем. Кроме того, суды учли, что соответствующее решение вступило в законную силу после составления промежуточного и ликвидационного балансов предприятия, а также внесения в ЕГРЮЛ оспариваемых записей.

По делу N А14-14798/2015 С.В.А. обратился в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением к Межрайонной инспекции и администрации городского округа город Воронеж о признании недостоверными промежуточного и ликвидационного балансов предприятия, а также признании недействительными: записи N 2153668353408 от 28.05.2015 о внесении в ЕГРЮЛ сведений о составлении промежуточного ликвидационного баланса юридического лица и записи N 2153668466774 от 17.07.2015 в ЕГРЮЛ о ликвидации предприятия.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 29.06.2016, оставленным без изменения Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2016, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с состоявшимися судебными актами, С.В.А. обратился в Арбитражный суд Центрального округа с кассационной жалобой, в которой просил их отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований в полном объеме.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что обжалуемые судебные акты не подлежат отмене или изменению.

Как установлено судами и следовало из материалов дела, на основании проведенного аукциона между и С.В.А. был заключен договор аренды N 19/08-13 от 19.08.2013 части здания, расположенного по адресу: г. Воронеж, ул. Плехановская, д. 8, общей площадью 634,3 кв. м. По акту приема-передачи от 19.08.2013, подписанному сторонами, помещение передано арендатору.

Впоследствии решением Центрального районного суда г. Воронежа от 21.01.2015 аукцион, проведенный 08.08.2013 предприятием, был признан недействительным, а также признан недействительным договор аренды N 19/08-13 от 19.08.2013, заключенный между предприятием и С.В.А. Указанное решение вступило в законную силу 21.07.2015.

Решением Воронежской городской Думы N 1606-111 от 17.09.2014 согласована ликвидация предприятия.

Постановлением администрации городского округа город Воронеж от 18.12.2014 N 2334 принято решение о ликвидации предприятия, создана ликвидационная комиссия, а также определены сроки мероприятий по ликвидации.

Информация о ликвидации предприятия, содержащая сведения о порядке и сроке заявления требований кредиторами, была опубликована в журнале "Вестник государственной регистрации" от 25.02.2015.

Постановлением администрации городского округа город Воронеж N 369 от 08.05.2015 был утвержден промежуточный ликвидационный баланс предприятия, сведения о составлении промежуточного ликвидационного баланса юридического лица внесены в ЕГРЮЛ 28.05.2015 (запись N 2153668353408).

17.07.2015 в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись N 2153668466774 о ликвидации предприятия.

Согласно пункту 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) юридическое лицо ликвидируется по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано.

На основании пункта 2 статьи 62 ГК РФ учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с названным Кодексом, другими законами.

Ликвидационная комиссия помещает в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, публикацию о его ликвидации и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Этот срок не может быть менее двух месяцев с момента публикации о ликвидации (пункт 1 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 63 Кодекса в обязанности ликвидационной комиссии, помимо прочего, входит: составление промежуточного ликвидационного баланса, а также ликвидационного баланса юридического лица после завершения расчетов с его кредиторами

Выплата денежных сумм кредиторам ликвидируемого юридического лица производится ликвидационной комиссией в порядке очередности, установленной статьей 64 указанного Кодекса, в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом, начиная со дня его утверждения.

После завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия составляет ликвидационный баланс, который утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица (пункт 5 статьи 63 Кодекса).

Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц (пункт 8 статьи 63 Кодекса).

Как справедливо указали суды, промежуточный ликвидационный баланс предполагает включение в него сведений о размере кредиторской задолженности тех кредиторов, которые предъявили свои требования в установленный срок, а также сведений об активах, за счет которых подлежат удовлетворению требования кредиторов. В соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 08.04.2014 N 18558/13, в промежуточный ликвидационный баланс подлежат включению требования, не оспариваемые сторонами, как по праву, так и по размеру.

Ликвидационный баланс предусматривает отсутствие в нем сведений о кредиторской задолженности в каком-либо размере.

В силу подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" отказ в государственной регистрации допускается, в том числе, в случае непредставления определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов.

Ссылаясь на недостоверность представленных предприятием в регистрирующий орган промежуточного и ликвидационного балансов, заявитель указывает на наличие у предприятия перед ним задолженности, которая возникла, по мнению заявителя, в связи с принятием Центральным районным судом г. Воронежа решения от 21.01.2015 по делу N 2-4/15 о признании недействительными аукциона от 08.08.2013 и заключенного по его результатам договора аренды N 19/08-13 от 19.08.2013.

Правомерно отклоняя указанный довод, суды учитывали, что судебным актом суды общей юрисдикции не установлено наличие у предприятия денежных обязательств перед С.В.А. Кроме того, указанное решение вступило в законную силу 21.07.2015, то есть после составления промежуточного и ликвидационного балансов предприятия, а также внесения в ЕГРЮЛ оспариваемых записей.

В этой связи суды обоснованно заключили, что решение Центрального районного суда г. Воронежа от 21.01.2015 по делу N 2-4/15 не свидетельствует о том, что С.В.А. на момент проведения процедуры ликвидации являлся кредитором предприятия.

Одновременно судами дана надлежащая оценка представленным заявителем письму и Соглашению от 24.03.2015.

Оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, суды верно резюмировали, что достоверных доказательств наличия у предприятия на момент проведения процедуры ликвидации перед С.В.А. задолженности в каком-либо размере у ликвидатора не имелось.

В этой связи обоснованно отказали в удовлетворении заявленного требования.

2.3. В связи с тем, что в определенную дату физическое лицо не могло принять решения об избрании генеральным директором другого лица и прекращении своих полномочий ввиду невозможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, суды признали недействительной соответствующую запись.

По делу N А11-11556/2015 Г.Р.А. обратился в Арбитражный суд Владимирской области с заявлением о признании недействительной записи, внесенной 07.07.2015 Инспекцией в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) за государственным регистрационным номером 2153304041273, о государственной регистрации изменений, вносимых в сведения об обществе и о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица - К.А.Л.

Арбитражный суд Владимирской области решением от 19.05.2016 удовлетворил заявленное требование, признал недействительной запись, внесенную Инспекцией 07.07.2015 в ЕГРЮЛ за государственным регистрационным номером 2153304041273, о государственной регистрации изменений, вносимых в сведения об Обществе и о лице, имеющем право действовать без доверенности от имени юридического лица, - К.А.Л., и обязал Инспекцию аннулировать названную запись.

Первый арбитражный апелляционный суд постановлением от 13.09.2016 оставил решение суда без изменения.

Инспекция не согласилась с принятыми судебными актами и обратилась в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

В пункте 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) установлено, что для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны.

Представление документов для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с изменениями учредительных документов юридического лица, осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 9 настоящего Закона (пункт 2 статьи 18 Закона N 129-ФЗ).

Согласно пункту 1.3 статьи 9 Закона N 129-ФЗ при государственной регистрации юридического лица заявителями могут быть следующие физические лица: руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющие право без доверенности действовать от имени этого юридического лица; учредитель или учредители юридического лица при его создании; руководитель юридического лица, выступающего учредителем регистрируемого юридического лица; конкурсный управляющий или руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) при ликвидации юридического лица; иное лицо, действующее на основании полномочия, предусмотренного федеральным законом, актом специально уполномоченного на то государственного органа или актом органа местного самоуправления.

Суды установили и материалами дела подтверждается, что на основании представленных документов регистрирующим органом в ЕГРЮЛ 07.07.2015 внесена запись за государственным регистрационным номером 2153304041273.

Из справки государственного бюджетного учреждения здравоохранения города Москвы "Психиатрическая клиническая больница N 4 имени П.Б. Ганнушкина" от 24.03.2016 N 398 и постановления мирового судьи судебного участка N 256 района "Марьино" города Москвы от 24.03.2014 по делу N 1-12/14-256 усматривается, что Г.Р.А., являющийся единственным участником Общества и имеющий право без доверенности действовать от имени юридического лица, находился на стационарном лечении в больнице в период с 02.01.2015 по 18.07.2015, ввиду невозможности осознавать им фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Впоследствии с 18.07.2015 он поступил в государственное бюджетное учреждение - Психиатрическую больницу N 5 на принудительное лечение.

Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды обеих инстанций пришли к верному выводу, что Г.Р.А. 29.06.2015 не мог принять решения об избрании генерального директора Общества К.А.Л. и прекращении своих полномочий ввиду невозможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

При таких обстоятельствах внесенная регистрирующим органом запись в ЕГРЮЛ на основании недостоверных документов нарушает права и законные интересы Г.Р.А. на управление деятельностью общества в качестве его участника.

Материалы дела не содержат доказательств, опровергающих данные фактические обстоятельства.

С учетом изложенного, суды правомерно удовлетворили требование Г.Р.А.

2.4. Неполное выяснение судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения спора о признании недействительным решения о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, явилось основанием для отмены судом кассационной инстанции решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции и направления дела на новое рассмотрение.

По делу N А18-416/2016 Индивидуальный предприниматель А.З.Х. (далее - предприниматель) обратилась в Арбитражный суд Республики Ингушетия с заявлением к инспекции и управлению об отмене решения инспекции о государственной регистрации.

Решением суда от 18.10.2016, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 14.12.2016, заявление удовлетворено. Суд восстановил срок для обжалования решения инспекции, признал недействительным решение инспекции от 17.07.2009 N 410 и запись на основании указанного решения в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей (далее - ЕГРИП) о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя А.З.Х. с момента внесения.

В кассационной жалобе управление просило отменить обжалуемые судебные акты, в удовлетворении заявленных требований - отказать.

Суд кассационной инстанции посчитал, что жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей - это акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с указанным Федеральным законом.

Согласно статье 8 Закона N 129-ФЗ государственная регистрация индивидуального предпринимателя осуществляется по месту его жительства.

Статьей 9 Закона N 129-ФЗ определен порядок представления документов при государственной регистрации.

В силу части 4 статьи 9 Закона N 129-ФЗ регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов кроме документов, установленных данным Федеральным законом.

Частью 4.1 статьи 9 Закона N 129-ФЗ установлено, что регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

В соответствии со статьей 11 Закона N 129-ФЗ решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в государственный реестр.

Согласно статье 22.1 Закона N 129-ФЗ при государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в регистрирующий орган представляются, в том числе:

а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти;

б) копия основного документа физического лица, регистрируемого в качестве индивидуального предпринимателя (в случае, если физическое лицо, регистрируемое в качестве индивидуального предпринимателя, является гражданином Российской Федерации).

В силу части 2 статьи 22.1 Закона N 129-ФЗ представление документов при государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 9 данного Федерального закона. При этом верность копии документа, представляемой при указанной государственной регистрации, должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке, за исключением случая, если заявитель представляет ее в регистрирующий орган непосредственно и представляет одновременно для подтверждения верности такой копии соответствующий документ в подлиннике. Данный подлинник возвращается заявителю при выдаче регистрирующим органом предусмотренной пунктом 3 статьи 9 указанного Федерального закона расписки.

В данном случае на государственную регистрацию заявителем представлено заявление о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя по форме N Р21001, удостоверенное подписью, подлинность которой засвидетельствована в нотариальном порядке нотариусом Малгобекского нотариального округа Республики Ингушетия Б.М.Б. 14.07.2009.

Оригинал указанного заявления представлялся представителем инспекции на обозрение суда первой инстанции.

С учетом конкретных фактических обстоятельств данного дела (наличие у инспекции всех необходимых документов для государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя) и доводов предпринимателя о том, что им не подписывалось представленное в инспекцию соответствующее заявление, судам следовало бремя доказывания недействительности представленных в инспекцию документов возложить на предпринимателя.

В силу статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В судебных актах отсутствует вывод о том, что в поданном в инспекцию заявлении выполненные подписи от имени А.З.Х. и нотариуса Б.М.Б. им не принадлежат. Суды фактически не установили прямых существенных пороков указанного документа, а предприниматель не представил в подтверждение своей позиции надлежащих доказательств. В правоохранительные органы предприниматель также не обращался. Для правильного разрешения спора судам необходимо было установить (обсудить вопрос о назначении экспертизы), кому принадлежат подписи на представленном в инспекцию заявлении, проставленные от имени А.З.Х. и нотариуса Б.М.Б.

Отсутствие в регистрационном журнале нотариуса сведений об удостоверении заявления А.З.Х. от 14.07.2009 само по себе не может свидетельствовать о том, что такое заявление предпринимателем не подписывалось и Б.М.Б. не удостоверялось.

При таких обстоятельствах вывод судов о том, что волеизъявление А.З.Х. на приобретении статуса индивидуального предпринимателя и подача ею заявления о регистрации в качестве предпринимателя не подтверждается материалами дела, является преждевременным.

Кроме того, заявление о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 18.11.2004 N 367-О указано следующее. Само по себе установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений, действий (бездействия) незаконными обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность административных и иных публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушающее право на судебную защиту. Вопрос о причинах пропуска срока решается судом в судебном заседании.

Пропуск установленного частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срока и отсутствие уважительных причин для его восстановления является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Восстанавливая срок на обжалование решения инспекции, суд первой инстанции не указал мотивы, по которым он пришел к выводу о возможности восстановления срока с учетом того, что об оспариваемом решении заявитель узнал в октябре 2015 года, а в арбитражный суд обратился в мае 2016 года.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции по результатам рассмотрения кассационной жалобы вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, если выводы, содержащиеся в обжалуемых решении, постановлении, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Поскольку суды неполно выяснили существенные для дела обстоятельства, а у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия по установлению новых обстоятельств, судебные акты надлежит отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

2.5. Руководствуясь положениями Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и разъяснениями, изложенным в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела", суд пришли к верному выводу об отсутствии оснований для возложения на регистрирующий орган судебных расходов по спору о признании недействительным решения о государственной регистрации.

По делу N А33-18573/2014 З.Е.В., Л.С.В. обратились в Арбитражный суд Красноярского края к инспекции с заявлением об оспаривании действий инспекции.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 13 апреля 2015 года, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 24 июня 2015 года и постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15 октября 2015 года, заявление З.Е.В. удовлетворено частично: признано незаконным решение инспекции от 04.09.2014 N Р19535А о государственной регистрации юридического лица закрытого акционерного общества в связи с его ликвидацией; признана недействительной запись в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ) от 04.09.2014 N 2142468509357 о государственной регистрации юридического лица закрытого акционерного общества в связи с его ликвидацией; признаны незаконными действия инспекции по внесению в ЕГРЮЛ записи от 04.09.2014 N 2142468509357 об исключении закрытого акционерного общества; на инспекцию возложена обязанность по устранению допущенных нарушений. В остальной части в удовлетворении заявления З.Е.В. отказано. В удовлетворении заявления Л.С.В. отказано.

З.Е.В. обратилась в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о взыскании с инспекции 181 000 рублей судебных расходов на оплату услуг представителя (с учетом уточнений) и 250 рублей почтовых расходов.

Определением Арбитражного суда Красноярского края от 3 августа 2016 года в редакции определения Арбитражного суда Красноярского края об исправлении опечатки от 5 августа 2016 года, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 15 ноября 2016 года, в удовлетворении заявления о взыскании с налоговой инспекции 181 250 рублей судебных расходов отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, Д.Н.Н. просил указанные судебные акты как незаконные и необоснованные, принятые с нарушением судами норм материального и процессуального права отменить, производство по делу прекратить.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

В соответствии со статьей 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Согласно статье 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся в числе прочего расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей).

Частью 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Вместе с тем с учетом особенностей статуса инспекции как субъекта, несущего ответственность за законность принимаемых актов в сфере государственной регистрации, в том числе и при отсутствии с его стороны действий, направленных на нарушение права заявителя, не во всех случаях принятие решения в пользу заявителя может быть квалифицировано как решение не в пользу государственного органа (в данном случае - инспекции), поскольку отсутствует заинтересованность последнего в исходе спора.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" (далее - Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1) при предъявлении иска совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам (процессуальное соучастие) распределение судебных издержек производится с учетом особенностей материального правоотношения, из которого возник спор, и фактического процессуального поведения каждого из них.

В соответствии с пунктом 1 статьи 25 Федерального закона от 08.08.2001 N 129 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон от 08.08.2001 N 129) за непредставление или несвоевременное представление необходимых для включения в государственные реестры сведений, а также за представление недостоверных сведений заявители, юридические лица и (или) индивидуальные предприниматели несут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Пунктом 4.1 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129 предусмотрено, что регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Из материалов дела следует, что на момент совершения регистрационных действий у инспекции не имелось предусмотренных в пункте 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129 оснований для отказа в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1, принципом распределения судебных расходов выступает возмещение судебных расходов лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу.

В силу пункта 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 не подлежат распределению между лицами, участвующими в деле, издержки, понесенные в связи с рассмотрением требований, удовлетворение которых не обусловлено установлением фактов нарушения или оспаривания прав истца ответчиком, административным ответчиком.

В рассматриваемом случае З.Е.В. предъявлены ко взысканию расходы на оплату услуг представителя в сумме 181 000 рублей, а также почтовые расходы в сумме 250 рублей. В подтверждение несения соответствующих расходов истцом представлены в материалы дела акты приема-передачи выполненных работ по договору на оказание юридических услуг от 05.09.2014 N 4, расписки о получении денежных средств представителем О.В.А.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции и апелляционный суд пришли к верному выводу об отсутствии оснований для возложения на инспекцию судебных расходов.

Суды исходили из того, что в рассмотренном корпоративном споре инспекция как регистрирующий орган права и законные интересы истца не нарушала, а исполняла возложенную на нее Федеральным законом от 08.08.2001 N 129 обязанность по осуществлению регистрационных действий. Требования об аннулировании соответствующих записей в реестре носили субсидиарный, производный характер, в силу чего инспекция не может быть признана стороной, на которую относятся судебные расходы по правилам части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Указанные выводы судов соответствуют приведенным выше положениям части 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ, а также разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1. Оснований для иных выводов, в том числе в части, касающейся оценки имеющихся в материалах дела доказательств, у суда кассационной инстанции не имеется.

3. По вопросу оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

3.1. Ввиду того, что основания для признания незаконным бездействия регистрирующего органа, выразившегося в невнесении в ЕГРЮЛ сведений о физическом лице как участнике Общества, в ходе рассмотрения спора не были установлены, суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требования о возложении на Инспекцию обязанности по внесению в ЕГРЮЛ сведений о физическом лице как участнике Общества и необоснованности решения суда первой инстанции в части удовлетворения соответствующего требования.

По делу N А56-909/2016 А.Н.В. обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением, в котором просила признать незаконным бездействие Инспекции, выразившееся в невнесении в единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) достоверных сведений об А.Н.В. как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала.

Заявитель также просил обязать Инспекцию внести в ЕГРЮЛ сведения об А.Н.В. как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала.

Решением суда первой инстанции от 30.06.2016 на Инспекцию возложена обязанность внести в ЕГРЮЛ сведения об А.Н.В. как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала; в удовлетворении заявления в остальной части отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2016 решение от 30.06.2016 в обжалуемой части отменено, принят новый судебный акт, которым в удовлетворении заявления отказано.

В поданной кассационной жалобе А.Н.В. просила отменить решение от 30.06.2016 в части отказа в удовлетворении заявленного ею требования о признании незаконным бездействия Инспекции, выразившегося в невнесении в ЕГРЮЛ достоверных сведений об А.Н.В. как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала, а постановление от 18.10.2016 - полностью, принять новый судебный акт, которым удовлетворить заявление в указанной части; решение от 30.06.2016 в части возложения на Инспекцию обязанности внести в ЕГРЮЛ сведения об А.Н.В. как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала оставить в силе.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, А.Н.В. 09.11.2015 обратилась в Инспекцию с заявлением в произвольной форме, в котором на основании договора купли-продажи доли от 19.01.2009 просила включить в ЕГРЮЛ сведения о ней как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала.

В обоснование указанного заявление А.Н.В. сослалась на обстоятельства, имевшие место в 2008 - 2009 годах, непроведение государственной регистрации изменений в учредительных документах Общества относительно состава участников, а также на указание в мотивировочной части решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 05.03.2014 по делу N А56-56330/2013 на приобретение А.Н.В. доли в уставном капитале Общества в размере 50 процентов.

К заявлению прилагались копии договоров купли-продажи доли в уставном капитале Общества от 08.09.2008 N 2 и от 19.01.2009, уведомления от 19.01.2009, решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 05.03.2014 по делу N А56-56330/2013, постановлений Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2014 и Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.10.2015 по этому же делу.

Письмом от 02.12.2015 N 04-02/56844 Инспекция сообщила А.Н.В., что для приведения в соответствие сведений об участниках Общества в регистрирующий орган необходимо представить заявление по форме N Р14001, утвержденной в установленном порядке. В письме также отмечено, что приложенные к заявлению судебные акты по делу N А56-56330/2013 не содержат положений, обязывающих регистрирующий орган совершать регистрационные действия по внесению изменений в сведения о составе участников Общества; разъяснен порядок подачи жалобы на решение территориального регистрирующего органа.

Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных А.Н.В. требований в части возложения на Инспекцию обязанности по внесению в ЕГРЮЛ сведений об А.Н.В. как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала, в связи с чем решением от 30.06.2016 удовлетворил заявление в этой части. В удовлетворении заявления в остальной части суд отказал.

Апелляционный суд, проверив законность названного решения в части удовлетворения заявления по апелляционным жалобам Инспекции и К.Ю.В., не согласился с указанным выводом суда первой инстанции, в связи с чем постановлением от 18.10.2016 отменил решение от 30.06.2016 в обжалуемой части и отказал в удовлетворении заявления А.Н.В. в этой части.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей представляет собой акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с названным Федеральным законом.

На основании пункта 2 статьи 17 Закона N 129-ФЗ для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны. В предусмотренных Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" случаях для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли.

В случае, если изменения в ЕГРЮЛ, касающиеся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, вносятся на основании вступившего в законную силу судебного акта или решения третейского суда, для внесения записи в реестр в регистрирующий орган представляется заверенная в установленном законодательством Российской Федерации порядке копия вступившего в законную силу акта суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо подлинник и копия решения третейского суда вместе с подлинником исполнительного листа, выданного по такому решению в соответствии с вступившим в законную силу судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Заверенная копия судебного акта, подлинник исполнительного листа по решению третейского суда представляются в регистрирующий орган и не подлежат возврату. Подлинный экземпляр решения третейского суда подлежит возврату заявителю, копия такого решения не подлежит возврату и остается в материалах регистрирующего органа.

В данном случае заявление, с которым А.Н.В. 09.11.2015 обратилась в Инспекцию, в нарушение требований пункта 2 статьи 17 Закона N 129-ФЗ не соответствовало установленной форме, надлежащие документы, подтверждающие основание перехода к заявителю доли в уставном капитале Общества в размере 50 процентов, представлены не были.

С учетом изложенного вывод суда первой инстанции о том, что письмо Инспекции от 02.12.2015 N 04-02/56844 не может служить основанием для признания незаконным бездействия регистрирующего органа, выразившегося в невнесении в ЕГРЮЛ сведений об А.Н.В. как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала, следует признать соответствующим фактическим обстоятельствам дела и основанным на правильном применении норм Закона N 129-ФЗ.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 05.03.2014 по делу N А56-56330/2013 отказано в удовлетворении исковых требований П.С.Ю. о признании права собственности на долю в размере 50 процентов уставного капитала Общества, приобретенную по договору купли-продажи от 08.09.2008 у К.Ю.В., а также требований А.Н.В. о признании права собственности на долю в размере 50 процентов уставного капитала Общества, приобретенную по договору купли-продажи от 19.01.2009 у П.С.Ю.

Постановлениями Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2014 и Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.10.2014 указанное решение оставлено без изменения.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что судебные акты по делу N А56-56330/2013 не относятся к правоустанавливающим документам, допускаемым пунктом 2 статьи 17 Закона N 129-ФЗ в качестве основания регистрации изменений в ЕГРЮЛ, следует признать соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Так как основания для признания незаконным бездействия регистрирующего органа, выразившегося в невнесении в ЕГРЮЛ сведений об А.Н.В. как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала в ходе рассмотрения настоящего спора не были установлены, апелляционный суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного А.Н.В. требования о возложении на Инспекцию обязанности по внесению в ЕГРЮЛ сведений об А.Н.В. как участнике Общества с долей в размере 50 процентов уставного капитала, в связи с чем обоснованно отменил решение суда первой инстанции в обжалуемой части и правомерно отказал в удовлетворении заявления в этой части.

3.2. Констатировав, что письма Инспекции, направленные физическому лицу в порядке статьи 10 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" по результатам рассмотрения его обращений, не относятся к ненормативным правовым актам или решениям в смысле положений статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которые могут быть оспорены в судебном порядке, суды отказали в удовлетворении требования о признании недействительными соответствующих писем.

По делу N А56-28107/2016 Индивидуальный предприниматель С.Е.Ф. обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением, в котором просила: признать недействительными письма Инспекции; признать незаконным бездействие Инспекции, выразившееся в непредставлении отказа в государственной регистрации; обязать Инспекцию дать разъяснения о порядке реорганизации.

Решением суда первой инстанции от 28.06.2016, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2016, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе С.Е.Ф. просила отменить решение от 28.06.2016 и постановление от 03.10.2016, принять по делу новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами, индивидуальный предприниматель С.Е.Ф. 25.01.2016 направила в адрес администрации Приморского района Санкт-Петербурга обращение, в котором просила опубликовать информацию о начале процедуры реорганизации.

К указанному обращению С.Е.Ф. приложила свои решения от 24.01.2016 N 89 о реорганизации индивидуального предпринимателя С.Е.Ф. в форме преобразования в автономную некоммерческую организацию и от 24.01.2016 N 91 об утверждении устава автономной некоммерческой организации и передаточного баланса.

Администрация Приморского района 01.02.2016 направила обращение заявителя для рассмотрения в Межрайонную инспекцию, а последняя передала его 09.02.2016 в Инспекцию для предоставления ответа.

Инспекция в письме от 11.03.2016 N 03-02/11727 сообщила С.Е.Ф. о невозможности реорганизации индивидуального предпринимателя в юридическое лицо.

С.Е.Ф. 25.01.2016 обратилась в Инспекцию с письмом, исх. N 26986/498/6, в котором указала, что представляет документы о реорганизации индивидуального предпринимателя С.Е.Ф. путем преобразования в автономную некоммерческую организацию, а именно: решение от 24.01.2016 N 89 и решение от 24.01.2016 N 91. В этом же письме С.Е.Ф. просила уменьшить размер государственной пошлины за осуществление регистрационных действий и предоставить отсрочку по ее уплате.

Инспекция письмом от 26.02.2016 N 13-06/09620 разъяснила С.Е.Ф. порядок внесения в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей сведений о прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя и порядок принятия решений о государственной регистрации некоммерческих организаций, а также пояснила порядок обращения в регистрационный орган и указала, что действующее законодательство Российской Федерации не предусматривает возможности преобразования индивидуального предпринимателя в юридическое лицо.

Суд первой инстанции обоснованно признал, что письма Инспекции, направленные С.Е.Ф. в порядке статьи 10 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" по результатам рассмотрения ее обращений, не относятся к ненормативным правовым актам или решениям в смысле положений статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которые могут быть оспорены в судебном порядке.

Согласно пункту 1.2 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о регистрации) необходимые для государственной регистрации заявление, уведомление или сообщение представляются в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяются подписью заявителя, подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке, если иное не установлено названным пунктом. При этом заявитель указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

Установив, что с заявлением о государственной регистрации по установленной форме в порядке статьи 9 Закона о регистрации С.Е.Ф. в регистрирующий орган не обращалась, суды правомерно отказали и в удовлетворении ее требования о признании незаконным бездействия Инспекции, выразившегося в непринятии решения об отказе в государственной регистрации.

Суды первой и апелляционной инстанций также правомерно указали, что нормы о реорганизации применяются только в отношении юридических лиц, а индивидуальный предприниматель к таковым не относится. При этом суды правомерно сослались на статьи 23, 57 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Доводы подателя жалобы об обратном основаны на неверном толковании приведенных норм.

Требование С.Е.Ф. об обязании Инспекции разъяснить порядок реорганизации не основано на нормах действующего законодательства.

При таких обстоятельствах следует признать, что суды обоснованно отказали в удовлетворении заявления С.Е.Ф.